4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем Путину нужна Сирия

Новые аргументы: Зачем же все-таки Путину нужна Сирия?

Обычный средиземноморский город Тартус в Сирии известен небольшой базой российского флота, доставшейся РФ после развала СССР. Сегодня в Тартус заходят российские корабли, которые везут в Сирию военную технику и солдат. Заявления МИДа и администрации президента РФ прямо это не подтверждают, но вполне прозрачно дают понять: Россия готова не на словах, а на деле помогать Башару Асаду в борьбе против «Исламского государства». При этом западная коалиция уже помогает умеренной сирийской оппозиции в ее войне на два фронта – против Асада и против ИГИЛ, а Шестой флот США контролирует восточную часть Средиземного моря. Со времен холодной войны армии НАТО и России столкнулись на суше в Югославии в 1999 году, но сегодня кризис в отношениях между антагонистическими блоками может выйти на новый уровень.

Всевозможные аналитики задаются вопросом «Зачем Путину Сирия?» Однозначного ответа нет, однако попробуем поискать причины в событиях последних лет.

Давние союзники

Еще со времен холодной войны Кремль обвинял Вашингтон в смене режимов в странах третьего мира. «Арабская весна», по мнению Москвы, это не что иное, как целенаправленная кампания Запада, призванная сменить власть в Северной Африке и Ближнем Востоке на проамериканскую. Не секрет, что арабские страны ориентировались на СССР, а после его развала – на Россию. И если свержение Муаммара Каддафи Кремль еще проглотил (ливийский диктатор мог себе позволить вести независимую политику), то Сирия Башара Асада – это военный союзник и покупатель российского вооружения. С самого начала сирийской войны Кремль ухватился за Асада, вставляя палки в колеса США. Из-за этого война затянулась. Россия шантажировала Запад возможными поставками в Сирию комплексов С-300, защищала режим Асада на дипломатическом уровне, в частности в Совбезе ООН.

В 2013 году поддержка России была особенно критична, так как президент США Барак Обама пригрозил нанести удары по Сирии в наказание за применение химического оружия, повлекшего гибель более 1200 человек. В последний момент вмешалась Россия и предложила сделку, в рамках которой в обмен на отмену американских бомбардировок Асад соглашался отдать весь свой химический арсенал. В течение минувшего года американские и другие западные лидеры смягчили критику режима Асада на фоне подъема ИГИЛ и опасений, что в случае падения Асада Дамаск будет захвачен суннитскими экстремистами.

Военная помощь России режиму возникла еще во времена холодной войны. Сирийская армия пользуется российским оружием, частично прошла подготовку у российских инструкторов и консультируется с военными советниками, которым отводится немалая роль в планировании и разведке.

Сейчас в сеть идет слив информации о намерении поставить Дамаску стрелковое оружие, гранатометы, военные грузовики и БТР («Коммерсант»), а, согласно данным турецких СМИ, шесть истребителей МиГ-31 уже совершили посадку в Дамаске. Согласно контракту от 2007 года, Москва должна поставить в Сирию в общей сложности восемь МиГ-31. Власти РФ заявляют, что помощь Сирии направлена для противодействия ИГИЛ. Однако на Западе заподозрили, что Москва на самом деле хочет спасти режим Башара Асада. Точная оценка военной ситуации в Сирии чрезвычайно сложна и опирается на конфиденциальные разведданные, о которых в открытых источниках говорят вскользь. Но если Вашингтон опасается расширить военную кампанию против Исламского государства и реально поддержать своих союзников против Асада, то Россия готова к этому, попутно уничтожив умеренную оппозицию, поддерживаемую США.

ИГИЛ у ворот

В начале сентября боевики из группировки «Фронт ан-Нусра» (сирийского подразделения «Аль-Каиды») захватили авиабазу Абу-Духур и прилегающие города в сирийской провинции Идлиб. Сдача аэродрома, который они обороняли в течение двух лет, стала стратегическим поражением правительственных войск на северо-западе Сирии, который теперь потерян для Дамаска. По мере продвижения отрядов «Ан-Нусры» и ИГИЛ, все реальнее становится перспектива раздела Сирии.

Дамаск уже фактически признал, что не может контролировать всю территорию страны, 70% которой заняли исламисты. Разрушена экономика, истощены людские ресурсы, боевики стоят в пригородах сирийской столицы. В этих условиях правительственная армия способна оборонять лишь узкую полосу земли, идущую от Дамаска вдоль границы с Ливаном до алавитских районов на средиземноморском побережье. Башар Асад сейчас контролирует лишь 17% территории страны. Согласно лондонской газете «Аль-Араб», боевики ИГИЛ уже окопались в предместье Дамаска — Гуте и готовятся к штурму сирийской столицы. При этом все больше сторонников «умеренной» сирийской оппозиции вливается в ряды исламистов. По мнению сирийских наблюдателей, в случае, если ИГИЛ захватит стратегическое шоссе Пальмира-Хомс, путь на Дамаск с севера будет открыт.

Ряд источников в Дамаске, а также глава разведки США уже дали понять, что раздел Сирии вполне реален. При этом основная территория Сирии (за исключением курдских анклавов на севере и прибрежных городов, и Дамаска, где Асад намерен стоять насмерть) станет добычей ИГИЛ, «Фронта ан-Нусра» и других исламистских движений, в то время как роль так называемой «умеренной оппозиции», на которую делает ставку Запад, практически будет сведена к нулю.

По сути, сирийский конфликт уже давно перестал быть национальным и даже региональным: американские беспилотники и спецподразделения проводят операции против ИГ, иранские элитные отряды борются с исламистами и другими мятежниками, турки внимательно следят за развитием конфликта у их границ и т.д. Сегодня сирийский конфликт оказался на перекрестке более или менее явных международных военных вмешательств. Но Сирия – это последний оплот интересов России на Ближнем Востоке, и Путину не хотелось бы потерять этот плацдарм. Он начал действовать решительно.

Читать еще:  Что такое детокс программа для похудения

Цели Путина

Во-первых, военно-морская база в сирийском Тартусе чрезвычайно важна для российского присутствия в восточном Средиземноморье. С подписанием соглашения в 1971 году между СССР и Сирией Тартус служит точкой заправки судов и логистическим центром. Как и в Крыму со стратегически важным Севастополем, российская политика в стране в значительной мере объясняется необходимостью сохранить унаследованную со времен холодной войны базу. Это рычаг влияния за пределами проливов.

Второй важный момент для российских властей — поддержка режима, который способен дать отпор двум главным союзникам США в регионе: Израилю и Саудовской Аравии. Усиление альянса с Тегераном и поддержки Дамаска превращает Москву в центр сопротивления суннитским державам в регионе.

К тому же, Путин опасается, что победа исламистов в Сирии повлияет на обстановку в тылу его собственной страны — в Чечне, поскольку многие лучшие полевые командиры ИГИЛ являются чеченцами.

России сейчас едва ли выгодно действовать в одиночку. Ведь это лишь усилило бы ее относительную дипломатическую изоляцию, то есть обострило напряженность в отношениях с Западом. В то же время это продемонстрировало бы ее решимость предпринимать активные действия на Ближнем Востоке, не ограничиваясь Украиной, балтийским регионом и Арктикой, способность проводить внешние операции вдали от границ. Однако на самостоятельную кампанию нужны серьезные средства. Готова ли Москва их тратить в условиях санкций и дешевой нефти, еще тот вопрос. Возможно, Москва хотела бы привлечь к борьбе с исламистами и другого союзника Дамаска, Тегеран, но Запад дал добро на массированные бомбардировки шиитских сепаратистов в Йемене, что отвлекло Иран.

Гипотетически США могли бы стать союзником России в борьбе с ИГИЛ. Обе страны заинтересованы в уничтожении этих радикальных исламистов. Однако США не желают сохранения власти Башара Асада, чего больше всего хочет Россия. Эти разногласия определенно осложняют ликвидацию ИГ.

Активизация России в Сирии началась сразу после визита в Москву министра иностранных дел Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра. Он так и не смог убедить Россию не делать этого, требуя отстранения Асада от власти. Владимир Путин поставил его перед фактом: без участия президента Асада решение сирийского кризиса невозможно.

Король Саудовской Аравии Салман на встрече с президентом США Бараком Обамой 5 сентября сказал, что отставка Асада остается необходимым условием сирийского урегулирования, хотя Россия отвергла эту позицию. Пока нет признаков изменения американской позиции по этому вопросу.

Готовность России прийти на помощь Асаду, вплоть до активного участия в боевых действиях, усиливает его и выставляет на посмешище всех, кто спешил похоронить Асада, в первую очередь, президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Он примерно месяц назад сказал, что Путин готов отречься от Асада. Теперь Турция уже не скрывает намерения создать на сирийской стороне границы буферную зону, чтобы не допустить образования курдского государства и предотвратить террор против своих граждан. Не исключен ввод на север Сирии турецких войск.

Особую опасность помощь Путина вызывает у Израиля. Тот уже давно не стремится к падению Башара Асада и предпочитает сохранить статус-кво, при котором ослабший режим контролирует «Малую Сирию», по сути, представляющую собой менее половины от территории страны. Тем не менее, новые события не могут не вызывать беспокойства. Израильские ВВС раз в несколько месяцев уничтожают партии современного оружия, перевозимого из Сирии в Ливан — «Хезболле». До сих пор эти операции проходили без помех, так как сирийская авиация слаба, а средства ПВО «Хезболлы» очень ограничены. Но если Россия разместила в Сирии свои боевые самолеты и намерена построить военную базу, это значительно ограничит свободу действий израильской авиации, особенно если за самолетами последуют российские зенитно-ракетные комплексы. Вмешательство России в гражданскую войну грозит изменить правила игры.

В ответ в России сейчас заявляют Западу, мол, «мы же предупреждали». Европейская дипломатия назвала режим Башара Асада главной проблемой Сирии, тогда как Россия говорила об опасности дестабилизации страны исламистами. И сейчас российский взгляд на арабскую весну кажется как никогда оправданным. Этим Россия может козырять на будущей Генассамблее ООН.

Сирия — Украина

Некоторые аналитики, преимущественно украинские, считают, что активизация Путина в Сирии – это попытка шантажа США. Мол, мы вам в Сирии мешать не будем, если забудете про Украину. Однако у этой версии очень слабые позиции. Поддержка Украине заложена в бюджет США, а понимание России как одной из основных угроз безопасности – в Стратегию национальной безопасности. В США меняется президент, и сложно представить, что до вступления в должность нового главы государства Обама вдруг развернет свою политику. Республиканцы непременно воспользуются этим в предвыборной кампании. В Украине пока затишье, именно этого хочет Пентагон, чтобы сосредоточиться на развязывании ближневосточного узла. Соглашения с Ираном уже достигли. Это должно помочь быстрее решить сирийский, йеменский и иракский вопросы. А по Украине у США есть серьезный рычаг давления – санкции. Нет смысла размениваться Сирией.

5 сентября госсекретарь США Джон Керри позвонил министру иностранных дел России Сергею Лаврову, чтобы выразить обеспокоенность в связи с сообщениями о прибытии в Сирию российских военных. Керри предупредил Лаврова о вероятной эскалации насилия, о новых жертвах среди невинных людей, об усугублении проблемы беженцев и об опасности столкновения между российскими военными и антитеррористической коалицией, действующей в Сирии против ИГИЛ. Если бы существовала какая-либо договоренность с РФ, эту информацию Госдеп бы не публиковал.

Еще одна популярная версия, что Россия добавляет нестабильности на Ближнем Востоке, чтобы поднять цены на нефть. Однако нефти на мировых рынках переизбыток, спрос на нее падает, а волевое решение Саудовской Аравии, которой очень не понравился ход Путина в Сирии, может полностью перекрыть потребности рынка. Вряд ли эскалация конфликта в Сирии (если этот термин вообще употребим для страны, где гражданская война идет четыре года) поднимет цены, если сауды, а с ними и Иран готовы поставить на рынок новые миллионы баррелей по смешным ценам.

Читать еще:  Можно ли заразиться ВИЧ через слюну

В Украине уже ожидают реакции российского сообщества на политику Путина в Сирии. Оппозиция и негосударственные средства массовой информации пока скептически настроены, называя это очередной авантюрой. Сторонники Путина преимущественно пока молчат. Для россиян Сирия — это не Украина, где «нужно защищать русских», а скорее Афганистан 1980-х годов — далекая страна, где, в конечном счете, «нам нечего делать». И если по поводу Украины Кремль смог убедить своих граждан в правильности своей политики, то по Сирии такой единогласной поддержки может не быть. Тогда Кремль может акцентировать на необходимости защиты православной веры. Немногие знают, что в Сирии расположена одна из старейших христианских патриархий – Антиохийская, а сирийские христиане поддерживают связи с РПЦ. И эту карту еще можно будет разыграть.

Зачем Путину Сирия?

Почему Путин решил помочь Асаду? Почему все говорят, что Сирия — это ключевая страна региона, которую нельзя упустить для России?

Сирия и Ирак — это очаг древнейших, из известных ныне цивилизаций на Земле, причем представители этих цивилизаций прямым текстом говорили об их экзогенном характере (знания, технологии и, скорее всего, сам человек были созданы при участии неких внешних сил).

Безусловно, должны оставаться следы, возможно, действующие до их пор технологии, возможно, некие коммуникационные устройства, порталы и т.д. (вспомним историю Библейского Ковчега Завета).

Ошибка американцев была в том, что они считали: раз большая часть Междуречья находится в Ираке, значит, там и нужно искать. Поэтому и полезли туда, как только ослаб СССР в 1990 году. За 25 лет перерыли этот Ирак снизу до верху, пока не поняли, что искать нужно было в Сирии.

И заметим себе — Ирак СССР, а потом РФ сдали сравнительно легко, хотя устами Жириновского и проклинали Америку, но дальше словесных перепалок дело не пошло. Но как только американцы и их шестерки стали тянуть руки к Сирии, реакция России стала кардинально иной. Уже 4 года «западные партнёры» безуспешно пытаются сковырнуть Асада. Держится Асад исключительно благодаря России, которая на протяжении тех же 4 лет бесплатно снабжает сирийскую армию, даёт деньги на функционирование фактически разгромленного государства, а сейчас прямо пошла на непосредственное участие в боевых действиях с «террористами», хотя известно, что главный «террорист» сидит в Белом Доме.

По самым скромным оценкам, расходы России на Сирию (которые никогда не будут компенсированы) за 4 года уже составили не менее 100 млрд. долларов, заметим, что это 7 трлн. рублей, или половина всей рублевой денежной массы Российской Федерации. Для того, чтобы прилагать такие титанические усилиия, поставив на карту если не всё, то очень многое, причины должны быть крайне веские. Не случайно, что приближенные к российской верхушке люди (типа генерала Ивашова, Степашина и ряда других) периодически проговариваются: мол, Донбасс, Крым — всё это фигня, самый главный вопрос сегодня, вопрос жизни или смерти РФ — это Сирия. Но при этом членораздельно так и не могут сформулировать, в чём же эта «главность». Вель «страшный ИГИЛ» уже года три как сидит в Ираке, но почему-то кремлевские товарищи не спешили посылать туда войска, а как только режим Асада подошёл к последней черте (в августе 2015 г. бои шли уже в Дамаске), впервые со времён Афганистана российские войска отправились воевать за пределы страны. Ещё года 3 тому назад это считалось абсолютно невозможным. От слова «вообще». А ведь вон оно как повернулось. А сейчас уже прямым текстом говорят, что и ядерное оружие могут применить.

Зачем Путину Сирия?

На Западе СМИ привыкли ассоциировать все действия России на международной арене исключительно с Президентом Владимиром Путиным, хотя это фактически редукция и не более того.

Россия как государство отнюдь не является типично национальным, а элита представлена, по крайней мере, пятью политико-экономическими кланами (ПЭК). Г-н же Путин — фигура, занимающая высокий официальный пост, устраивающая данные кланы, согласованная и поддерживаемая, как некий арбитр, стоящий над ними. Поэтому, когда говорят о том, что Путин единолично принимает те или иные решения, то либо ошибаются, либо намеренно наводят тень на плетень.

Впрочем, следует знать, что такая же ситуация присуща и иным крупным странам мира, хоть США, хоть Китаю, хоть Франции или Великобритании. ПЭКи, кои контактируют друг с другом и при пересечении интересов, стараются отрегулировать отношения. Отметим, что условно национальные ПЭКи имеют выходы и на ТНК и прочие наднациональные организации.

А раз так, то в Сирию группировку ВВС России направить было бы невозможно без многочисленных и долгих переговоров, оставшихся за кулисами политического театра и, естественно, неизвестных публике.

Создается впечатление, что Россию просто пригласили помочь разобраться с Исламским государством (ИГ). Доминирующий ПЭК в США, поддерживая исламистов и натравливая их на законное правительство Башара Асада, перегнул палку, не учел, что бывшие сторонники БААС из оккупированного американцами Ирака пойдут на союз с крайними исламскими фундаменталистами.

Собственно, при нормальном анализе, предполагать сии договоренности было необходимо. ИГИЛ — предшественник ИГ — сотворялся США в качестве силы играющей по правилам, заданным куратором. И борьба за Халифат вполне вписывалась в общую схему расслоения и хаотизации арабского мира. Однако, баасисты всегда придерживались панарабских идей и их союз со сторонниками Халифата закономерен. Если ранее в качестве объединяющего начала выдвигался социализм по-арабски, то теперь на эти же позиции был определен исламизм. Плюс ко всему примешалась и борьба за нефтепромыслы и доходы от них.

Читать еще:  Как добраться из аэропорта Афин до Лутраки

Таким образом, ПЭК Обамы (хотя Барак Х. Обама совершенно не самостоятелен в своих политических комбинациях, но его поддержал конкретный ПЭК) попал впросак. ИГ частично выбрался из-под контроля. И здесь наметились три течения в руководстве ИГ: исламисты (креатура обамовцев), баасисты (преследующие цели несколько другие и, вероятно, подведомственные другому ПЭК из США, да и ПЭКам, скажем из России или Китая) и «мародеры» (обыкновенные мафиози, разношерстные и плохо кем-либо опекаемые).

Авиаудары российских ВВС призваны, в первую очередь, не помочь Асаду добиться итоговой победы (пока она и невероятна, отчего и США относительно спокойно прореагировали на инициативу Путина), но развалить ИГ, спровоцировать внутренний конфликт между группировками. Потом уже все будут разбираться заново.

Ясно, что Владимир Путин дерзнул направить российских военнослужащих в Сирию, согласовав свои шаги, по крайней мере, с Ираном, Китаем, БРИКС, одним из ПЭК США («республиканским», если угодно), с несколькими наднациональными организациями (демпинг ИГ при продаже нефти изрядно надоел не только России). Особую долю заверений по учету интересов наверняка получили и европейские страны. Например, в сфере иммиграции. Но не по сокращению потока, а по сохранению оного.

Евросоюзу иммигранты нужны, европейцам — нет. Но кого волнуют запросы масс? Евроэлита реализует свой план по переустройству Европы, где арабизация французов, немцев и т.д. не только допускается, но и приветствуется. Достаточно обратить внимание на поведение СМИ Старого Света. Даже неумный антироссийский вброс по жертвам бомбардировок в Сирии отлично врезается в общую канву.

Против операции ВВС РФ в САР, как правило, выступают журналисты и СМИ, тесно связанные с «обамовским» ПЭК, да и обычные русофобы. Нельзя отмахнуться и от голосов из патриотического лагеря, утверждающих о том, что национальным интересам России помощь Асаду не соответствует.

Но в реальности отказаться от посылки ВВС в Сирию было нельзя. Целостное ИГ, в случае успеха, автоматически является угрозой Российской Федерации. Наши «партнеры» из НАТО и США подготовили почву для проникновения ИГ на Кавказ и в Среднюю Азию. А ведь неясно какие ПЭКи окажутся в заправилах политики в ближайшие годы в США и Европе. Тем более предсказать их поведение. На долговременную благосклонность не надо рассчитывать, если речь идет об огромных деньгах и ресурсах. Там на процессы повлиять Россия не в состоянии. По сему Путин прав, пытаясь обезопасить страну хоть каким-то образом. Тем паче добро на это дано было. Визит Берлускони в Крым, демонстративно дружеский, несмотря на протесты Украины и осуждающий рев либеральных масс-медиа, видимо, послужил пусковым моментом к операции в Сирии. Не следует забывать, что Берлускони, хоть и почитается весьма эпатажным политиком, имеет весьма влиятельные контакты в Европе и различных ТНК.

Нельзя не заметить, что у российских ПЭКов есть свои экономические горизонты в Сирии и Ираке. Этого со счета сбрасывать не приходится. Сдача Ливии на расправу уже больно ударила по ним. Так что капитулировать в Сирии России не позволяется. Падет законное правительство САР и Запад откровенно наплюет на жалобы русского бизнеса…

Россия в усилиях по ликвидации сирийской катастрофы не одинока. Саудовская Аравия, принявшая участие во вскармливании ИГИЛ, получила проблемы на юге Аравийского полуострова. Без Ирана хоуситы вряд ли бы заварили бучу в Йемене. Саудиты получили угрозу там, где не ожидали.

А вот роль и обязанности Китая пока выявить сложно. Скорее всего, КНР обеспечивает игру на дипломатическом фронте.

Если зайти с другой стороны, то необходимо сказать, что сирийская бойня опять подтверждает тезис о конце глобализации. Надвигается век империй. И в Сирии России дано право заявить о себе, как зародыше одной из империй. Подавить исламистский фундаментализм — это способ постоять за будущее России.

Замечательный русский философ Александр Панарин писал: «Сегодня, в условиях обнаружившегося острейшего конфликта не только между глобализмом и национализмом, но и между глобализмом и социальным началом, воплощенном поверженным социальным государством, возможны следующие альтернативные сценарии:
1. Образование транснациональных федераций­-империй, в основном по признаку цивилизационного сходства (т.е. в ареале мировых религий);
2. Глобальный социальный раскол мира по вертикали: между интернационалом элит, снявших ответственность перед собственными народами, и народным интернационалом отверженного большинства»
.

Россия в Сирии работает на первый сценарий…

Проигнорировать ИГ, как точку кристаллизации потенциальной Исламской империи, будет несусветной глупостью. О Халифате вожди ИГ рассуждают серьезно. И шансы имеются. А конкурентов не принято поощрять еще с эпохи Древнего Мира.

Вновь предоставим слово Панарину: «Современное восхождение народов с локально­национального на цивилизационный уровень скорее всего означает новую фундаменталистскую реакцию. Ибо цивилизации скрепляются религиями, и, чтобы от нынешних рыхлых сцеплений сугубо культурного типа перейти к более жестким сцеплениям нового супернационального федерализма, необходимо по­настоящему активизировать энергию религиозности, создать новый тип аффектации, связанный с конфессиональным пробуждением масс. По критериям европейского модерна это выглядит скорее, как контрмодерн, как десекуляризация»

Панаринское высказывание кажется спорным, но не настолько, чтобы полагать его неосуществимым.

Источники:

http://www.dialog.ua/news/67161_1442258446
http://www.bolshoyvopros.ru/questions/1823860-zachem-putinu-sirija.html
http://ruspravda.info/Zachem-Putinu-Siriya-15594.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector