7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чем ценность искусства

ЦЕННОСТЬ ИСКУССТВА

Удовольствие как одна из целей искусства

Искусство существует не столько ради самого себя, сколько ради той пользы, которую оно способно принести человеку и обществу. Далее речь пойдет о ценности искусства, о тех задачах, которые решаются с его помощью человеком и обществом.

Функции, или задачи, искусства – это те цели, которые в эксплицитной или в имплицитной форме искусство ставит перед собой, те ценности, которыми руководствуется художник при создании произведения и которые принимает во внимание зритель, воспринимающий это произведение.

Один из методов, которым пользуется Платон для определения искусства, – это исследование его происхождения. Поскольку происхождение это туманно, Платон предварительно ссылается на миф о Прометее. При первоначальном распределении богами различных качеств человек оказался обделенным: у него не оказалось теплого меха и острых когтей. Тогда Прометей, заботясь о бесприютном и голом человеке, украл для него с неба огонь, а у Афины и Гефеста – искусство изготовлять ткани и ковать железо.

Этот греческий миф дает понять, что «искусство» пришло в мир как мастерство и как средство, с помощью которого человек может удовлетворять свои насущные потребности, когда одной «природы» мало.

В образной картине происхождения культуры искусство оказывается эквивалентным тому, что человек добавляет к природе благодаря своему уму, чтобы успешно бороться за свое существование. Природа, измененная или обработанная человеком для его удобства и благополучия, – начато искусства.

Разумеется, привязывать искусство к человеческой жизни и деятельности и требовать от него немедленной и непосредственной практической отдачи опасно. И, тем не менее, понятно, что не столько чистый эстетический интерес, сколько нужды человека и общества стимулируют постоянное развитие искусства.

Истолкование удовольствия как основной ценности искусства

Традиционная философия искусства обычно усматривала ценность искусства преимущественно в том, что оно способно доставлять человеку удовольствие. Даже с точки зрения здравого смысла, пишет Г. Грэм, на вопрос: «Чего мы ждем от искусства» напрашивается ответ: удовольствия, или наслаждения, ведь большинство людей, желая одобрить какую-либо книгу или фильм, говорят, что они им «понравились». Некоторые философы полагают, что ценность искусства необходимо связана с удовольствием, или наслаждением, поскольку, как они утверждают, сказать, что произведение хорошее – все равно, что сказать, что оно приятное [1] .

В знаменитом эссе «О норме вкуса» Д. Юм стремится доказать, что в искусстве важнейшим моментом является его «приятность», или то удовольствие, которое мы получаем от него. Это удовольствие относится к нашим чувствам, а не к сущности самого искусства. Суждения о хорошем и плохом в искусстве вовсе не являются, по Юму, реальными суждениями, ибо чувство не относится к чему- либо, кроме самого себя, и оно всегда реально, когда бы человек его ни осознавал. В силу этого, поиски подлинно прекрасного или подлинно безобразного столь же бесплодны, как и претензии на то, чтобы установить, что доподлинно сладко, а что горько. Эстетические суждения говорят о вкусе самого зрителя, а не об объекте его оценки, хотя, вынужден признать Юм, некоторые художественные пристрастия настолько экстравагантны, что их можно не принимать в расчет.

Если у кого-то вычурный или неразвитый эстетический вкус, у других нет оснований называть такой вкус нелепым – он просто другой. Из этого, однако, следует, что связь между искусством и удовольствием не является необходимой. Сказать, что произведение искусства хорошее, не значит сказать, что каждый или даже большинство зрителей должны считать его таким. Этот простой аргумент остался незамеченным ни Юмом, ни всей традиционной философией искусства.

Удовольствие, доставляемое искусством, нельзя отождествлять с развлечением. Музыка Вагнера или Баха доставляет слушателю удовольствие, но нельзя сказать, что он слушает серьезную музыку, чтобы развлечься. Удовольствие и развлечение – во многом разные вещи, хотя в обычной жизни они оказываются нередко тесно связанными между собой. Не всякий объект, доставляющий удовольствие, одновременно и развлекает. Есть масса гораздо более простых и доступных способов развлечься, чем посещение консерватории или балета.

Читать еще:  Какие полезные ископаемые есть на Марсе

Искусство способно развлекать, но следует признать, что высокое искусство гораздо меньше развлекает большинство людей, чем так называемое массовое искусство. «Массы кинозрителей и читателей журналов, – пишет Р. Дж. Коллингвуд, – нельзя возвысить, предлагая им аристократические развлечения прошлых веков. Обычно это называется “нести искусство в народ”, однако это мышеловка: то, что несут народу, также оказывается развлечением, изящно сработанным Шекспиром или кем-то другим для увеселения елизаветинской аудитории или аудитории эпохи Реставрации. Теперь же, невзирая на всю гениальность авторов, эти произведения гораздо менее развлекательны, чем мультфильмы о Микки Маусе и джазовые концерты, если только аудитория предварительно не прошла трудоемкую подготовку, позволяющую получать удовольствие от таких произведений» [2] .

  • [1] См.: Грэм Г. Философия искусства. С. 13.
  • [2]Коллингвуд Р. Дж. Принципы искусства. С. 105.

Понятие ценности произведения искусства Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Ваймугина Мария Александровна

В статье раскрывается понятие ценности произведения искусства . Описываются такие компоненты ценности произведения, как аура протеста и образ художника, как человека стоящего над миром. Рассмотрен феномен популярности «Моны Лизы» Леонардо да Винчи.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Ваймугина Мария Александровна

The Notion of Value in the Work of Art

In the article the concept of the value of works of art . Are described by the value of the product components such as the aura of the protest and the image xy dozhnika as a man standing in the world. Examines a phenomenon of popularity of the «Mona Lisa» by Leonardo da Vinci.

Текст научной работы на тему «Понятие ценности произведения искусства»

научно-методический электронный журнал

Ваймугина М. А. Понятие ценности произведения искусства // Концепт. — 2013. — № 02 (февраль). -ART 13035. — 0,5 п. л. — URL: http://e-koncept.ru/2013/ 13035.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

Ваймугина Мария Александровна,

аспирантка кафедры гуманитарно-социальных наук ГОУ ВПО «Литературный институт имени А. М. Горького», г. Москва mvavmuglna@vandex.ru

Аннотация. В статье раскрывается понятие ценности произведения искусства. Описываются такие компоненты ценности произведения, как аура протеста и образ художника, как человека стоящего над миром. Рассмотрен феномен популярности «Моны Лизы» Леонардо да Винчи.

Ключевые слова: искусство, понятие ценности, произведение искусства, реципиент, эстетика.

При разговоре о ценности произведения искусства следует учитывать историю этого явления и факторы, влияющие на сложение феномена ценности. В современном обществе существует представление о том, что искусство нужно всем. Некоторые произведения живописи рассматриваются как национальное достояние: например, «Рожь» Шишкина. В результате люди, которые не видели ее и не желают созерцать, то есть актуализировать ее для себя, считают себя ее обладателями по факту принадлежности к национально-культурной общности. Продать такую картину было бы кощунством, ведь она национальное достояние. В XVI веке в Европе картина принадлежала владельцу. Если мадонна на ней благословляла заказчика или же заказчик, в образе палача Христа, замахивался розгой — это было реализацией личного желания, редко предназначенной для рассмотрения другим социальным кругом. Светская живопись была сферой престижного потребления, существовала прежде всего в кругу элиты. Произведение искусства было объектом обладания. Алтари, которые можно было видеть во время нахождения в церкви, были собственностью церкви — крупнейшего феодала. И, согласно принятой доктрине, ими следовало не любоваться, а через них обращаться к тем кого они изображают. То есть актуализировать не эстетически, а психологически.

В обществе одновременно сосуществуют социально адаптированные и социально неадаптированные формы художественного творчества. Когда работа художника становится социально адаптированной? Когда она высоко оценена, то есть дорого стоит, получила премии, известность. Работы Ван Гога были бы милыми, если бы их стоимость была доступной большинству. Работы Ван Гога являются великими визуальными откровениями, так как их стоимость доступна только элите.

Рассмотрим феномен популярности «Моны Лизы» Леонардо да Винчи. Почему именно эта его работа? Не менее эротичен «Иоанн Креститель», более загадочны оба варианта «Святого Семейства». Дело в том, что после смерти Леонардо «Джоконда» досталась французскому королю Франсиску Первому. Это был властный, влиятельный человек. Он повесил портрет жены флорентийского купца (отвергнутый заказчиком) у себя в купальне. Купальня короля — это закрытый VIP-клуб, где бывал только самый ближний круг. Они стали заказывать копии любимой картины Франсиска, который в данной ситуации является тренд-сеттером, носителем того, что модно. Обратим внимание, что престижным видом спорта в России сейчас являются горные лыжи, а в период правления Ельцина — теннис. Престижное не выбирается референдумом всех участников процесса, а является видимой частью феномена власти, следует за большими деньгами. Сейчас когда представители королевских семей или Папа Римский не

Читать еще:  Как проявляется подагра

Понятие ценности произведения искусства

научно-методический электронный журнал

Ваймугина М. А. Понятие ценности произведения искусства // Концепт. — 2013. — № 02 (февраль). -ART 13035. — 0,5 п. л. — URL: http://e-koncept.ru/2013/ 13035.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

являются самыми богатыми людьми, трендсеттерами являются миллиардеры. Никто не рассматривал бы феномен Дэмиэна Херста или Олега Кулика всерьез, если бы они не стоили очень дорого. Механизм распространения моды сейчас такой же как и при Франсиске Первом. Близкий круг короля заказывал художникам копию с Джоконды. Интересно, что тогда в ней подчеркивали эротичность — часто изображали с голой грудью. У каждого из этих приближенных был свой круг, для которого они были трендсеттерами. Эти люди тоже заказывали копию с любимой работы короля. Наследниками она по привычке принималась как престижная. И, когда поэты конца XIX века воспевали демоническую красоту Моны Лизы, они не знали, как сложилось так, что именно эту работу они наделяют превосходными качествами.

Живопись в большинстве случаев является одной из форм лести. Если посмотреть на портрет Франсиска Первого, можем видеть, что он более широкоплеч, чем анатомически человеку возможно быть. Его кисти движутся виртуозно как у артиста балета. Кожа лица гладкая как яичко. Важен не факт живописного обобщения, а создание изображения более приятного для глаза, чем то, что мы видим в повседневной жизни. Этому вектору соответствует и словесное описание произведения. «Возвышенный», «прекрасный», «божественный» — применительно к искусству существуют постольку поскольку искусство является формой лести. Согласно логике, при отпадении функции лести (изображении уродливого, «Девки» Жоржа Руо) описательный ряд должен изменяться. Но в жизни многое основано на привычке. И про картины, изображающие уродливое, мы тоже можем прочитать «великолепно».

Каким образом социально адаптированными становятся отвращающие от себя, оскорбительные, программно-бессмысленные работы? Возьмем для примера «Физическую невозможность смерти в сознании живущего» Дэмиэна Херста. Уточним, что объектом нашего внимания являются, во-первых, очень высокая цена (6 миллионов фунтов за чучело акулы в формалине (работа Дэмиэна Хёрста), а, во-вторых, желание арт-критиков видеть в этом больше, чем чучело акулы в формалине. Сама работа вполне может быть использована как украшение интерьера, экспонат зоологического музея. Она может стоить в районе 1000 фунтов (при себестоимости туши акулы в 300). Сверхцена и воображаемый смысл возникли у этой работы благодаря вмешательству трендсеттера Чарльза Саатчи, ауре протеста и культивируемому образу художника, как человека стоящего над миром.

Рассмотрим один из аспектов существования художника в государстве. Государство консервативно, потому что государство — это чиновники, которые живут за счет сохранения существующего порядка вещей. Художник прогрессивен, так как для существования художником ему надо отличаться от других. Решения чиновников могут нарушать комфорт граждан. Таким образом, в любом обществе есть граждане, которые ими недовольны. Среди них есть те, кто недоволен конкретными решениями, и те, кто недоволен в принципе. Для этих людей государство — враг. И любой, кто как-то проявляет свою ненависть к нему — друг. Самая легкая форма проявления ненависти к государству — нарушение правил морали. В качестве примера можно рассмотреть деятельность Пахома. Специфика его арт-деятельности в том, что он матерится. Стойкие поклонники его творчества — интеллигентные юноши, которые материться себе не позволяют. Потребление такого рода «творчества» для них — само по себе бунт. Интерес к социально неадаптированным видам художественной деятельности главным образом психологический. Подчеркнем, что этот интерес существует еще до произведения и вне зависимости от него. Данному сегменту зрителей безразлично как именно высказан протест (эстетическое качество), но то, что он высказан (психоло-

Ценность в искусстве (7 фото)

Признаюсь, я не знаю, как следует воспринимать то или иное произведение, пока кто-нибудь мне не скажет. А нравится оно мне или нет, не является для меня критерием художественной ценности. Как я понимаю, именно поэтому художники, а тем более искусствоведы и критики, постоянно растолковывают, как следует воспринимать искусство и какова его ценность. За что я лично им очень благодарен. Они научили меня любить и ценить искусство.

1. Кич.

Есть множество людей, которые вопреки всем разъяснениям все таки считают художественно ценным именно то, что нравится им, а не каким нибудь искусствоведам. Художник, который найдёт дорогу к их сердцам, несомненно доберётся и до их кошелька, особенно если не станет запрашивать много. Вероятно самым успешным в этой области из живущих художников является некто Томас Кинкейд, продавший более 10 миллионов подписанных картин и литографий, всего на 53 миллиона долларов. Собственно, он владеет художественной корпорацией, акции которой можно купить на бирже, и его личной кисти принадлежит часто только подпись. Ну удивительно, что по сообщению пресс-службы фирмы, произведения Кинкейда можно встретить в каждом двадцатом американском доме.

Читать еще:  Что такое PS Plus на PS4

2. Подделка.

Факт, что существуют художники, чьё творчество признано искусствоведами художественно ценным, безоговорочен. Однако, то, что может один, почти всегда может и кто-нибудь другой. Как ни обидно для этого «другого» работать под чужим именем, подделка произведений искусства имеет древнюю и славную историю. Один из последних случаев – Джон Майят (художник), в который между 1986 и 1996 годами произвёл более 200 картин разных художников и в сотрудничестве с Джоном Древе (агент) продал их разным музеям и галереям. При этом Древе удавалось подделывать записи в картотеках, каталогах и архивах, создавая подделкам безупречную историю происхождения. Нечего и говорить, что произведения Майята раз за разом обманывали экспертов и искусствоведов, а лопнуло все из-за того, что Древе при подделке документов использовал свою домашнюю печатающую машинку.
По разным оценкам, подделки составляют до 10% художественного фонда музеев и частных коллекций. А в некоторых областях дело доходит до скандальных величин. Скажем, по оценкам израильских специалистов, количество подделок археологических находок в Святой Земле доходит до 30%.

3. Скандал.

Ценность искусства тем выше, чем больше внимания оно привлекает. Что ж, в деле привлечения внимания имеются свои мастера. Мало что привлекает столько внимания, как хороший скандал. Впрочем, скандал скандалу тоже рознь.
Одно дело, когда некто Пьеро Манцони в 1961 году не мудрствуя лукаво наполняет банки продуктами собственного пищеварения (предварительно озаботившись удалением запаха разумеется) и, о чудо, они находят спрос по 3000 долларов за банку. Конечно он подробно разъяснил смысл своей художественной акции, но я не стану здесь его приводить.
Другое же дело, когда некто Крис Офили представляет для открывшейся в 1999 году выставки в Нью-Йорке такой образ мадонны, что мэру города пришлось выставку прикрыть, не столько из-за необычности художественного решения, сколько из-за, мягко говоря, необычности использованных художественных материалов.

4. Неудача.

Рассказ не был бы полным без упоминания неудач. Иногда, несмотря ни на какие старания художников и искусствоведов, находятся невежды, неспособные постичь ценность подлинного искусства. Рекордсменом по непониманию является, вероятно, Йозеф Бойс. Сначала какие-то деятели, достаточно влиятельные, что бы устроить вечеринку в музее, перепутали превращённую Бойсом с помощью жира и ветоши в произведение искусства и выставленную в музее детскую ванну с обычной ванной, вымыли её (от чего, разумеется, теряется всяческая художественная ценность) и использовали для охлаждения пива. Потом уборщица в Академии Художеств убрала своей тряпкой другую, опять же выполненную из масла размазанного по стенке и очевидно не огороженную и не снабжённую табличкой, инсталляцию мастера, которую он выполнил в углу одного из залов к визиту заместителя Далай Ламы (на фото сверху). Впрочем, наследники Бойса (он сам к тому времени умер) получили с Академии (хорошо хоть не с уборщицы) 40.000 компенсации за утрату невосполнимого произведения искусства.

Впрочем, не всегда помогают и таблички. Выставленное в музее современного искусства в Лондоне (и по ныне, сколько я знаю) произведение Марселя Дюшампа, несмотря на все таблички минимум дважды было принято какими то невеждами за обычный писсуар и использовано ими по доступному их пониманию назначению.

Или вот, пожалуйста, история Стефана Боненбергера (Stefan Bohnenberger). В 1990 году он создал произведение искусства род названием Pommes d’Or, которое состояло из 2 штук картофеля фри. Он выставил его на продажу в некоей галерее по цене 2500 евро, но в 2012, вероятно из-за отсутствия спроса на картошку фри по цене 1250 евро за штуку, он потребовал свое творение обратно. Однако галерея не смогла его найти (предполагается, что его мог съесть какой-то посетитель, не разбирающийся в искусстве). Тогда художник подал в суд на возмещение ущерба и суд постановил, что да, картошка фри может быть произведением искусства, если люди согласны её таковым считать и присудил галерею выплатить 2000 плюс судебные издержки.

Источники:

http://studme.org/37403/etika_i_estetika/tsennost_iskusstva
http://cyberleninka.ru/article/n/14366981
http://fishki.net/1790972-cennost-v-iskusstve.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector