2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Может ли ВИЧ инфицированный усыновить ребенка

Может ли ВИЧ-инфицированная усыновить ребенка?

Может ли ВИЧ-инфицированная усыновить ребенка?

После смерти родителей младшие братья нашей героини Светланы Изамбаевой оказались в реабилитационном центре. Попытки оформить опеку (проблема эта, кстати, актуальна и для усыновителей) над одним из ребят — девятилетним Сашей — закончились для женщины скандалом. Мальчика против его воли и без разрешения близких определили в чужую семью, а беременной Свете (на днях она во второй раз станет мамой) объяснили: “Вам нельзя воспитывать детей — у вас ВИЧ”.

В этой истории больше других досталось маленькому Сашке. Его старшая сестра, Светлана, за семь лет жизни с диагнозом “ВИЧ” узнала о людях все — об их страхах, жестокости, подлости. Изамбаева привыкла к ударам. Ну а за что на хрупкого пацаненка обрушилось столько несчастий?

Сначала он видел, как от горя, водки и бессилия что-либо изменить сгорает мама, а старший брат Алексей не справляется с ролью родителя. Потом мальчика, словно арестанта, без долгих сборов и прощаний увезли в приют, а через пару недель без колебаний выдали незнакомой тете и выслали в соседний район Чувашии.

Сейчас ребенок учится быть своим среди чужих и чужим среди своих — пятый месяц ему запрещают встречаться с сестрой: “Нельзя. Заразит страшной болезнью”. Сашка прячет слезы — иначе отругают, не жалуется — будет еще хуже.

РАССКАЗ СВЕТЛАНЫ ИЗАМБАЕВОЙ:

— Я выросла в Чувашии, в маленьком поселке. Большая семья — пятеро детей. Помощи ждать неоткуда. Хочешь чего-то добиться — учись. Вот и училась — в институте на экономфаке. Мне даже на свидания некогда было бегать — влюбилась на каникулах, когда отдыхала на юге. А в марте 2003 года узнала от врачей: “Девушка, у вас ВИЧ”. Как в дурном сне. Мечты, планы — все рухнуло.

Одному богу известно, что мы перенесли — родители, братья и сестра Надя. Что-что, а плохие новости быстро распространяются — узнали сокурсники, земляки.

Я у себя в поселке подрабатывала парикмахером. Едва народ услышал о моем заболевании — начались звонки: “Ты не имеешь права стричь людей”.

Больно было. Тех, кто меня поддерживал, наказывали — одну подругу уволили с работы, вторую заставили сдавать анализы.

Сейчас мне 27 лет, и я знаю о СПИДе, пожалуй, больше, чем врачи. По социальной программе Евросоюза работаю в городах России с группами риска, ездила в женские колонии к ВИЧ-инфицированным, вместе с Алексеем Лысенковым вела на ТНТ передачу “СПИД. Скорая помощь”, организовала некоммерческий благотворительный фонд. Вышла замуж за парня с похожим диагнозом. Мы с Ильей неисправимые оптимисты, иначе не отважились бы создать семью. После того как переехала к нему в Казань, взвесив все “за” и “против”, решилась забеременеть.

В роддоме от меня шарахались как от прокаженной. Да и ладно. Главное — дочурка Ева-Мария абсолютно здорова. Сегодня ходит в детский сад (тоже не без проблем). На днях ждем с Ильей рождения второго малыша — сына.

К сожалению, я в последние два года не могла активно участвовать в судьбе младших братьев — утонула в заботах. О том, что маму ограничили в родительских правах, узнала с опозданием. Пятилетний Андрюша (у него ДЦП) попал в дом-интернат для инвалидов, а Саша — в реабилитационный центр города Чебоксары. Мы с сестрой Надей надеялись, что мама выкарабкается, — она серьезно лечилась. Но увы. В феврале ее похоронили, и я решила забрать Сашу к себе, а Андрея перевезти поближе к Казани, чтобы можно было почаще его навещать. Взять сразу двоих не могу — не потяну. Наде органы опеки сделать это не разрешили — из-за отсутствия постоянных доходов.

Меня они тоже слушать не стали: “У вас инфекционное заболевание”. Я тут же обратилась в суд, но органы попечительства, не дожидаясь постановления, отдали Сашу приемной родительнице — учительнице из села Игорвары Николаевой. У нее нет мужа, двое взрослых сыновей. Ее бытовые условия, зарплата не позволяли оформить опеку над тремя подростками. И тем не менее чиновники разрешили. Как? Не понимаю. Весь год Саша болел — в доме Николаевой холодно, сквозняки. Мальчиков обижают, используют как бесплатную трудовую силу. Сашка плачет, хочет быть со мной. Но на мои письма администрация Цивильского района Чувашии отвечает: “Несовершеннолетний Изамбаев уже проживает в приемной семье и не нуждается в дальнейшем жизнеустройстве”.

Читать еще:  Какой ssd выбрать для ПК

РАЗГОВОР С СОТРУДНИКОМ ОРГАНОВ ОПЕКИ ШЕМУРШИНСКОГО РАЙОНА ЧУВАШИИ

— Все, о чем поведала вам Света, — лишь часть правды, — говорит мне специалист учреждения Ирина Башуркина. — После смерти матери опеку над Сашей Изамбаевым взял его 22-летний брат Алексей. Мы год за ним наблюдали. С обязанностями родителя парень не справлялся. В итоге Саша оказался в детском реабилитационном центре. Там, в Чебоксарах, и решили его дальнейшую судьбу, нашли подростку приемную мать, отказав Светлане Изамбаевой в опекунских правах по медицинским показателям.

— Процитируйте документ об отказе дословно, — просим Ирину Спиридоновну.

— “Согласно постановлению правительства РФ №542 от 1 мая 1996 года, лицо, у которого имеется инфекционное заболевание, не может быть усыновителем до тех пор, пока его не снимут с диспансерного учета”. Справку о диагнозе Светланы Изамбаевой дало Министерство здравоохранения Чувашии.

— Неужели ваши чиновники не в курсе, что еще в 2005 году глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко назвал эту норму устаревшей и нарушающей как права ВИЧ-положительных людей, так и детей?

— Нас это не касается. Решение принимали в Чебоксарах. И вообще я слышала, что у Светланы Изамбаевой плохие условия проживания и нет средств на содержание мальчика.

— Проверили бы. Она неплохо зарабатывает, муж — дизайнер, пробует себя в бизнесе. Супруги имеют вполне приличную квартиру. И родители отличные.

— Пусть ими занимается республиканский Минздрав.

БЕСЕДА С ПРИЕМНОЙ МАТЕРЬЮ САШИ АЛЬБИНОЙ НИКОЛАЕВОЙ

— Альбина Павловна, почему вы не разрешаете Саше видеться с его старшей сестрой Светланой? — задаем вопрос приемной матери.

— Разрешаю, — возражает Николаева. — Я ругалась, когда он без спросу с нею встречался. Задержался, приехал позже, чем должен был. Потому и накричала.

— Света говорит, что вы Сашу обижаете, постоянно напоминаете, что он не имеет ни дома, ни семьи. Что ее диагнозом мальчика запугиваете. Так ли это?

— Вот когда он задержался, я на него наругалась: “Не задерживаю. Иди живи на улице”. А так у нас замечательные отношения. Это Света его подговаривает про меня всякое плохое сочинять, чтобы над ним опеку оформить. Он и старается. Если органы опеки позволят — отдам ей брата без разговоров.

ОТ АВТОРА:

— Думаю, историю Светланы и Саши Изамбаевых каждый из читателей воспримет по-своему. Одни поймут острое желание близких людей, уже хлебнувших в этой жизни горя, быть вместе. Поддержат женщину, которая, несмотря на страшный диагноз, стала замечательной матерью для своей дочери и хочет заменить родителей брату. Она трезво оценивает силы, не ищет никакой выгоды, знает, что не причинит ему вреда. Светланой движут любовь и страх за настоящее и будущее ребенка.

Наверняка найдутся среди вас и те, кто осудит Изамбаеву: дескать, оба опекуна с ВИЧ-статусом — это дикость. Никакие доводы врачей о том, что ВИЧ — контролируемое хроническое заболевание, не передающееся в бытовых условиях, и что нынешние методы лечения позволяют пациентам сохранять нормальный уровень иммунной защиты и предотвращают наступление стадии СПИДа на протяжении очень долгого времени, подобного мнения не изменят. В глазах чиновников, и не только их, Света — изгой.

“В марте 2003 года после фразы “У вас ВИЧ” я полгода лежала в кровати в ожидании смерти. Вы такой хотите меня видеть? А я жить хочу, хочу счастья для себя и всех своих близких. И Сашку обязательно заберу, Андрюшку подниму. И мне все равно, что вы об этом скажете”.

Руководитель межрегиональной правовой организации “Агора” Павел Чиков считает отказ в опекунстве на основании ВИЧ-позитивного статуса дискриминацией.

— Мы обжалуем решение. Шансы на победу у Изамбаевой велики, — убежден кандидат юридических наук. — Российскими законами прямо не запрещено оформлять опеку людям с ВИЧ. Чувашские чиновники опираются на постановление правительства РФ 1996 года, прекрасно понимая, что человек с ВИЧ-статусом никогда не снимется с диспансерного учета. Но ведь это не закон, а подзаконный акт, который не может устанавливать какие-либо ограничения прав и интересов граждан. Органы опеки, передавая мальчика приемной родительнице, не взяли письменные отказы от каждого члена его семьи, чем опять-таки нарушили существующий в стране порядок. В Семейном кодексе прописано, что приоритетом при оформлении опеки являются родственники и что нужно учитывать мнение ребенка. Саша хочет жить у сестры.

Может ли ВИЧ инфицированный усыновить ребенка

Алексей,
Спрашивает Галина:
Мне 47 лет. я имею ребенка инвалида детства. Он признан недееспособным по психическому заболеванию. Для оформления опекунства сдавала анализ на ВИЧ, он оказался положительным. не наркоманка, не имела беспорядочных связей. замужем почти 30 лет. Теперь мне откажут в опеке? но ведь столько лет ребенок жил со мной и никого не интересовало мое здоровье! Что делать? Можно что то сделать или ребенка неизбежно отберут?

Читать еще:  Что такое пакгаузы

Отвечает адвокат Хрунова Ирина Владимировна:
Здравствуйте.
Во-первых, диагноз ВИЧ-инфекция никогда не ставят на основании только одной сдачи анализов. Если вдруг анализ на ВИЧ-инфекцию оказывается положительным, то его перепроверяют 3 или 4 раза. Иногда ошибки бывают.
Во-вторых, в РФ законодательство не запрещает ВИЧ-инфицированным гражданам усыновлять детей. Недавно в Казани мы выиграли судебный процесс по этому поводу и ВИЧ-инфицированной женщине (которая, кстати, имеет своих двух здоровых детишек) разрешили взять под опеку ребенка. Если вдруг орган опеки откажет Вам в оформлении опеки над ребенком, смело идите в суд.
Спрашивает Ольга:
Здравствуйте. Не знаю куда и к кому обратиться. У меня вич, но что поделать, надо жить дальше. Я хочу усыновить(удочерить)ребенка, т.к. сама не могу иметь детей. В документах необходимых для этого требуется справка о вич. С вич диагнозом усыновление не разрешено.Я живу обычной жизнью, работаю, в нарко, псих диспансерах не состою. Почему нам нельзя усыновлять детей? ведь вич не передается бытовым путем. Правительство ведь не забирает детей у вич положительных родителей. Я считаю это нарушением прав человека с вич. Помогите пожалуйста, кому написать, с чего начать.

Отвечает адвокат Хрунова Ирина Владимировна:
Добрый день, Ольга.
Ни Вы, ни некоторые представители государства в лице органа опеки неверно понимаете закон об усыновлении. Я, как юрист, утверждаю, что в РФ законодательство не запрещает ВИЧ-инфицированным гражданам усыновлять детей. Недавно в Казани мы выиграли судебный процесс по этому поводу и ВИЧ-инфицированной женщине (которая, кстати, имеет своих двух здоровых детишек) разрешили взять под опеку ребенка. Напишите мне на электронную почту свою ситуацию, попробуем что-нибудь предпринять.

По закону. Россиянам с ВИЧ разрешили усыновлять детей

Владимир Путин подписал закон, который позволяет россиянам с ВИЧ и вирусом гепатита С усыновлять проживающих с ними детей. Теперь суды смогут отступать от Семейного кодекса, где перечислены заболевания, при которых люди не могут быть усыновителями или опекунами. Разбираемся, что поменяется в жизни ВИЧ-положительных россиян.

На законных основаниях

Прежде чем закон попал на подпись президенту, 22 мая его одобрил Совет Федерации. А 21 мая приняла в третьем чтении Госдума.

Нововведение вносит корректировки в Семейный кодекс РФ. По нему приемными родителями не могут стать в том числе люди с туберкулезом, со злокачественными новообразованиями, наркоманы, токсикоманы и алкоголики. В этом же списке были и граждане с ВИЧ и гепатитом С.

Однако в 2018 году Конституционный суд откликнулся на жалобу одной ВИЧ-инфицированной женщины и установил, что запрет на усыновление детей больными ВИЧ или гепатитом С, если ребенок уже живет с ними из-за семейных обстоятельств, неконституционен. А в Семейный кодекс были внесены соответствующие поправки.

Кроме того, еще в 2017 году в СМИ появилась информация о планах Минздрава разрешить ВИЧ-инфицированным россиянам усыновлять детей или брать их под опеку. В ведомстве тогда рассказали, что нововведение предусмотрено Государственной стратегией противодействия распространению ВИЧ-инфекции в стране на период до 2020 года. В этом документе отмечается, что в обществе нужно сформировать среду, которая бы исключала дискриминацию людей с вирусом иммунодефицита.

В мечтах о детях

Суд в Балашихе разрешил ВИЧ-инфицированной женщине усыновить ребенка

Принятию закона предшествовали несколько судебных процессов, привлекших к себе внимание СМИ. Так, семейная пара из Балашихи долго не могла завести детей. В 2012 году отчаявшаяся женщина обратилась в медицинское учреждение, но вместо помощи была заражена ВИЧ и гепатитом С. В итоге она окончательно утратила возможность стать матерью.

На помощь паре пришла сестра зараженной женщины. В 2015 году она выносила и родила малыша, который генетически приходился ребенком ей и мужу больной. Но когда бесплодная мать решила усыновить кроху, ей отказали из-за ВИЧ-инфекции. Женщине пришлось судиться за право стать матерью выношенного для нее ребенка. Все это время малыш жил с ней. Наконец, после вмешательства в 2018 году Конституционного суда ей разрешили усыновление.

Похожая ситуация около 10 лет назад сложилась в Казани, где ВИЧ-положительной женщине не давали усыновить двух родных братьев после смерти родителей. При этом у нее уже были двое собственных детей.

Читать еще:  Что пить от судорог

Фото: Портал мэра и правительства Москвы

Реакция общества

Некоторые россияне отнеслись к новому закону настороженно. «Бедные дети! А если ВИЧ-инфицированный родитель умрет года через два? Опять в детский дом? И ведь этим легко заразиться», – возмущается в одной из социальных сетей Елена.

Ее мнение поддержал пользователь Ильдар, задавшийся вопросом, сколько лет живут люди с ВИЧ и гепатитом С. «Полстраны теперь будет инфицированных», – убежден Лев.

Еще одна женщина возразила противникам нового закона, что современная терапия позволяет больным «жить долго и полноценно». И болезни в быту незаразны.

«Мне 23, у меня четыре родных брата и две сестры. Когда мне было 15 лет, родители взяли приемных детей. Я болен ВИЧ с одного года из-за переливания зараженной крови. По сей день в семье не было ни одного случая заражения от меня. Так что теперь, мне нельзя, по-вашему, оформлять приемную семью?» – написал Радимир.

Все как у всех

Директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский заверил, что «в быту ВИЧ действительно не передается». «Тут не должно быть никакого беспокойства. Есть еще волнения, что родители с этой болезнью рано умрут и ребенок осиротеет. Но сейчас средства лечения от ВИЧ-инфекции, которыми обеспечивает пациентов наше государство, достаточно эффективны. Средняя продолжительность жизни таких людей теперь такая же, как и у всего остального населения», – уверен эксперт.

Он подчеркнул, что органам опеки важно смотреть, пьет человек, употребляет наркотики или нет. А сама ВИЧ-инфекция, по его мнению, не может никаким образом быть фактором, ограничивающим права больных. «Если ребенка хотят усыновить добропорядочные люди, и у них только ВИЧ, то их ни в чем ограничивать не надо», – отметил директор центра по борьбе со СПИДом.

Покровский считает, что в стране есть «психологический порог», через который еще предстоит перешагнуть. «Сейчас ВИЧ уже достаточно изучен, его можно отнести к категории малоопасных заболеваний. Достаточно просто объяснять людям, как не заразиться», – констатировал эксперт.

В свою очередь, депутат Госдумы от «Единой России», доктор медицинских наук и замглавы думского комитета по охране здоровья Николай Говорин подчеркнул, что принятие нового закона давно назревало, этот вопрос «обсуждался на заседании комитета». Он также считает, что парламентариям стоит пойти дальше и разрешить гражданам с ВИЧ усыновлять не только уже проживающих с ними детей.

При этом, по его словам, стигматизация больных ВИЧ и гепатитом С в обществе сильно их травмирует. Поэтому важно проверять их психическое здоровье перед усыновлением. Депутат подчеркнул, что сегодня неинфицированных потенциальных родителей также проверяют психологи и психиатры.

По словам Говорина, большая часть заразившихся ВИЧ – люди, которые ведут нормальный образ жизни, не употребляют наркотики и получили вирус через гетеросексуальные половые контакты. «Когда человек социально полезен, психически здоров, но, к сожалению, в такую ситуацию попал (заразился ВИЧ. – Прим. ред.), дополнительно его ущемлять и ограничивать в правах неправильно. Нужно относиться к таким людям как к обычным гражданам. Тем более, что сегодня наука доказывает, что риска заражения детей нет», – уверен парламентарий.

Правда и мифы о ВИЧ

Директор Федерального методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский посетовал, что многие люди до сих пор не знают, как передается болезнь.

«Заразиться ВИЧ можно через шприцы и незащищенный секс. К сожалению, у нас принято думать, что болезнь может передаться только при случайном половом контакте. Часто люди начинают совместную жизнь, думая, что партнер здоров. Так и заражаются. Прежде чем отказаться от средств предохранения, заводить детей, важно сначала обследоваться обоим», – считает Покровский.

Он подчеркнул, что можно «с ВИЧ-инфицированными обниматься». Через посуду, пищу, предметы или воздух болезнь не передается. Эксперт добавил, что почему-то многие боятся, будто ВИЧ переносят комары, но это не так.

«К сожалению, сейчас во всем мире есть дискриминация людей с ВИЧ. Важно, чтобы люди перестали умирать от СПИДа. Еще нужно, чтобы прекратились новые случаи заражения. Если все будут обучены и не будут рисковать, то все будут здоровы. И лечить никого не придется. Также необходимо стремиться к устранению дискриминации ВИЧ-положительных людей», – заключил Покровский.

Источники:

http://rodmost.ru/content/articles/index.php?article=192
http://vk.com/topic-5940425_26109366
http://www.m24.ru/articles/obshchestvo/30052019/155593

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector