1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто такой Джунаид хан

Джунаид-хан.

Борьба Красной Армии с басмачеством в Средней Азии в 20-30-е годы прошлого века вошла яркой страницей в летопись боевой славы русской армии. Однако в связи с развалом Советского Союза и последующим шельмованием в СМИ всего советского периода нашей истории этот героический этап как бы выпал сегодня из поля зрения. В данной публикации не ставится цель охватить всю историю борьбы с басмачами. Она слишком обширна для газетной публикации. Сегодня пойдёт речь о боях частей Красной Армии с многотысячными бандами Джунаид-хана – главаря туркменских басмачей и о тех подвигах, которые совершили наши воины и которые теперь предаются забвению.

Джунаид-хан (настоящее имя Мухаммед-Курбан Сердар) в начале 1918 года произвёл государственный переворот в Хивинском ханстве, убил местного хана и в течение двух лет правил этим квазигосударственным феодальным образованием в качестве полноправного диктатора. Он выступал под исламистскими антисоветскими лозунгами, что неизбежно привело его к открытому столкновению с укрепляющейся советской властью.

Образовавшаяся в 1920 году Хорезмская Народная Советская республика (располагалась на юго-западе современного Узбекистана) стала одним из оплотов установления советской власти в Средней Азии. Проводившаяся большевиками политика конфискации и национализации земель, принадлежавших феодалам и религиозной знати, вызывала их бешеную злобу. Под лозунгом “Хорезм для мусульман!” они сколачивают басмаческие отрады и начинают прямой террор против членов партии большевиков, советских служащих, сельских активистов. Джунаид-хан, воспользовавшись малочисленностью красноармейских частей в регионе, совершает нападения на советские органы власти, запугивает население.

Переброска туда советских войск была связана с огромными трудностями. От Чарджоу до Хивы весь путь пришлось преодолевать пешим порядком, на лошадях или на каюках по течению Амударьи. Первое столкновение с бандами Джунаид-хана произошло у колодца Балыкчи. Басмачи не выдержали натиска и отступили в пески. Из показаний пленных было установлено, что главные басмаческие силы были сосредоточены на северной окраине пустыни Кара-Кум. Прижимаясь к Хорезмскому оазису с северо-запада, они имели постоянные базы с большими запасами воды далеко в пустыне – у колодцев Чарышли, Орта-Кую, по старому руслу Амударьи (Узбою) и в Дарвазе.

Наступая в направлении урочища Иде-Хоузе, советские отряды громили врага. Оставляя сильные заслоны, бандиты стали уходить в пески. Надо было преследовать басмачей с таким темпом, чтобы настигать их внезапно на стоянках, не позволять им разрушать водоисточники, увозить продовольствие и фураж.

28 мая 1920 года советские части при адской жаре преодолели расстояние около 50 км. Отряд шёл по раскалённому песку. Кони падали от зноя и голода. Люди едва передвигали ноги. Во второй половине дня противник был обнаружен. Напрягая последние силы, красноармейцы атаковали врага. Басмаческая банда была полностью разгромлена. Отряд захватил большие трофеи: враг не успел увести от колодца более тысячи гружёных оружием, боеприпасами и продовольствием верблюдов и около шести тысяч овец. Крупная база снабжения басмачества была отбита и передана Хорезмским властям.

Захватив эту базу, наши войска в какой-то мере могли бы восстановить силы, но не было воды. Басмачи забили колодец песком и трупами животных. Красноармейцы при помощи лопаток и перемётных сум сумели очистить колодец глубиной около 30 метров. Более суток люди пробивались к воде. Настойчивость победила. Бойцы подносили влажный песок руками ко рту и сразу оживлялись. Достали воду, и сразу пошли вперёд. 11 июня, на 19-е сутки похода, передовая походная застава колонны с боями достигла озера Кара-Ходжа Су. Басмачи разбежались по пустыне.

В январе 1924 года обстановка в Хорезме вновь обострилась. Укрывшийся в песках Джунаид-хан располагал отрядом в 3 тысячи всадников, вооружённых английскими полуавтоматическими винтовками и пулемётами. Кроме того, под его командованием находились отряды других курбашей, общей численности до 6 тысяч всадников.

Эти банды одновременно вышли из пустыни и, присоединяя к себе колеблющиеся элементы, стали захватывать кишлаки один за другим. Бывший ханский министр Садык Бакалов и вождь туркменского племени Агаджи Ишан поднимают восстание в Садываре, Питняке и Хазараспе, занимают Ханки.

19 января 1924 года крупные силы врага окружили Хиву. Находившиеся в городе 290 красноармейцев стойко отбивали атаки. В Хиве срочно формировались рабочие роты и комсомольские отряды общей численностью около 500 бойцов.

При обороне Хивы погиб доблестный красный командир венгр Анжелло. Он был тяжело ранен в схватке и захвачен басмачами в плен. Туркмены зверски замучили Анжелло, а затем отрезали ему голову и, насадив на кол, выставили у ворот крепости.

Зверства басмачей были безмерны. Везде, куда им удалось ворваться, они истязали людей. Отрезали головы, сдирали кожу, жгли живьём пленных красноармейцев. Более 200 человек советских служащих они истребили и покалечили в течение двух дней.

К Хиве стягивались красноармейские части. При подходе к Питняку начались ожесточённые бои с бандами ярого туркменского националиста Агаджи Ишана. После тяжелых двухдневных боёв Питняк был отбит. В Турткуле кавалерийский эскадрон под командованием политрука Суринова сумел проскочить басмаческие заставы и, соединившись с рабочими отрядами в городе, сумел неожиданной атакой опрокинуть врага.

Узнав о поражении своих отрядов в Питняке, Хазараспе, Турткуле Джунаид-хан снял осаду с Хивы. Действующему западнее Куня-Ургенча 4-му Актюбинскому кавалерийскому полку была поставлена задача преследовать отходящие, основательно потрёпанные отряды Джунаид-хана. 26 февраля 1924 года полк выступил вглубь песков по следам врага на его базы Чарышли и Орта-Кую. Путь проходил по северо-западной части Кара-Кумов. Пески затрудняли движение. На барханах, маскируясь в низкорослом саксауле, басмачи устраивали засады. В последних числах февраля в пустыне ударил двадцатиградусный мороз. Встречный ветер нагнал с юга чёрные тучи, пошёл снег. Несмотря на непогоду, полк продолжал движение. У колодцев Балыклы нашим передовым отрядом было сбито басмаческое охранение. Вскоре были обнаружены главные силы противника, занявшие оборону по саксаульной роще, в барханах, крутые скаты которых были обращены в сторону наступавших.

Командир полка Хорун бросил против левого фланга басмачей два эскадрона Лотухина при поддержке нескольких пулемётов. Как только кавалеристы на полном галопе стали приближаться к отлогому склону бархана, на его вершине появилось около 500 туркмен, которые двинулись навстречу неширокой, но очень глубокой лавиной. Пулемёты пригодились нашим кавалеристам как нельзя лучше. Их огонь наносил басмачам большие потери. 3-й эскадрон, усиливая 2-й, бросился навстречу бандитам. Туркмены были смяты и, прикрываясь заслоном, стали отходить.

Читать еще:  Что сулит год свиньи для знаков зодиака

Более суток полк преследовал отступающего врага. Джунаид-хан бросал всё и уходил. Погоня продолжалась. Красные обозы застряли где-то в песках, пища и фураж были на исходе. Утром 3 марта задул ветер. Вскоре от налетевшей песчаной бури стало темно как ночью. Бойцы прижимались к земле, набрасывали на головы сёдла, чтобы, оказавшись засыпанными песком, иметь хоть какое-то пространство для воздуха. Буря стихла глубокой ночью. Весь день красноармейцы пролежали, засыпаемые песчаной бурей. В темноте, ощупью люди отыскивали друг друга, помогали откапывать засыпанных. Высота нанесённого песка составляла 70 см.

Преследование продолжилось. Идя за басмачами по караванным тропам, полк наносил им удар за ударом. В конце марта отряды Джунаид-хана были рассеяны, а их главарь с 250 бандитами бежал за границу. 4 апреля от колодца Орта-Кую, считавшегося столицей Джунаид-хана, полк двинулся на Кизыл_Арват, завершив, таким образом, переход с севера на юг пустыни Кара-Кум. Около 700 километров прошли с боями красноармейцы по пескам. Этот героический подвиг представляется поистине уникальным, учитывая превосходящие силы врага и страшные трудности ведения войны в пустыне. В летопись побед русского оружия была вписана очередная славная страница.

Прошло три года после этого героического похода. Джунаид-хан, несмотря на свои чудовищные преступления и реки пролитой крови, был благополучно прощён 1-м Всетуркменским съездом Советов. Вернувшись из-за границы, главарь туркменского басмачества сидел в Кара-Кумах возле колодцев Орта-Кую, Пешка-Кудук и Чарышли. По решению этого съезда ему сохранили даже личную охрану – несколько сот отборных головорезов.

В 1927 году Джунаид-хан, поставив на ноги всю религиозную и байскую клику, собрал банду до тысячи басмачей и 19 сентября 1927 года официально объявил о своём новом (уже третьем) походе против советской власти. Его отряд захватил район 5-го аулсовета и намеревался атаковать город Ильялы.

Для ликвидации антисоветского мятежа командующий Туркестанским военным округом К.А.Авксентьевский создал Северную и Южную группы войск. Южная группа в составе трёх полков, артиллерийского дивизиона и авиаотряда должна была не допустить отхода банды на юг к государственной границе. Северная группа в составе двух кавалерийских полков, стрелкового батальона и отделения курсантов Ташкентской военной школы выступила в новый поход в пустыню Кара-Кум.

Отряд Джунаид-хана попытался ворваться в кишлак Ходжи-Кумбез, но бедняцкая часть населения оказала ему стойкое сопротивление. На помощь дехканам выступил отряд милиции, и вылетели два самолёта. Один из них во время боевого захода потерпел аварию и вынужден был приземлиться возле кишлака. Лётчики Фоменко, Козлов и Рыльский, окружённые бандитами, бились до последнего патрона. Фоменко и Рыльского басмачи расстреляли, а Козлова сожгли вместе с самолётом.

В районе Базар-ак-Тюбе 84-й кавалерийский полк под командованием М.Н.Борисова нанёс Джунаид-хану сильное поражение и вынудил его отойти. Басмачи отступали вглубь пустыни. Северной группе войск предстояло двинуться в пески и добить враг на его новых базах. Совершив за три дня переход в 110 км, 83-й и 84-й полки увеличили темп движения и к 4-му дню вышли к горько-солёному озеру Сары-Камыш. Создав из наиболее стойких бойцов отряд в 120 человек при двух станковых пулемётах, командир 84-го кавалерийского полка повёл его на колодец Чарышли. К полудню 3 ноября бойцы определили, что враг только что ушёл к колодцам Сюзаклы. Басмачи засыпали колодцы песком. Приходилось отрывать новые. Красноармейцы поочерёдно вытаскивали по полведра грязной, пахнущей сероводородом воды, поили коней и пили сами. Преследование продолжилось. Самолёт бросил вымпел с донесением, что враг обнаружен. Напрягая последние силы, красные конники настигли басмачей. Бой был жарким. После бомбардировки с воздуха и интенсивного обстрела противника из пулемётов 1-й эскадрон Лучинского и 3-й эскадрон Марковича конной лавой обрушились на туркмен. Банда Джунаид-хана была разгромлена. Её остатки мелкими группами разбежались по барханам. На этом закончился второй героический поход частей Красной Армии в пустыню Кара-Кум.

Однако и на этом борьба с Джунаид-ханом не закончилась. В 1931 году он вновь поднимает голову. Собрав 2-тысчный отряд, он предпринимает последнюю попытку свержения советской власти в Туркмении.

Начался новый трудный поход и ожесточённые бои в Кара-Кумах. В упорном бою, продолжавшемся двое суток у колодцев Туз и Чазыл, басмачам было нанесено поражение, а через несколько дней неотступного преследования, их остатки были разгромлены у колодцы Дахлы. Джунаид-хан бежал за границу. На сей раз навсегда.

Однако с туркменским басмачеством было окончательно покончено лишь в 1938 году, когда Красная Армия добила последние банды. Джунаид-хан, действуя из Ирана, а потом из Афганистана, продолжал оставаться лидером басмаческого движения, руководил переходами подчинённых ему бандформирований через советскую границу, засылал своих эмиссаров в Туркмению. В 1933-1934 годах Красная Армия вновь вела в пустыне ожесточённые бои с туркменскими басмачами. Они завершились лишь с уничтожением абсолютно всех курбашей, выступавших против советской власти. В 1938 году, будучи 81-летним стариком, умер Джунаид-хан – единственный главарь среднеазиатских басмачей, сумевший избежать справедливого возмездия. На этом с басмачеством как религиозно-политическим движением в Средней Азии было покончено окончательно.

Деятели Узбекистана

На сайте «Деятели Узбекистана» представлена информация об известных людях, внёсших вклад в развитие Узбекистана. Сайт является просветительским, научно-популярным и познавательным.

Джунаид-хан Мухаммед-Курбан Сердар

День рождения: 1857 год

Дата смерти: 1938 год

Место рождения: Туркмения

Биография

Джунаид-хан Мухаммед-Курбан Сердар (1857— 1938) — один из руководителей борьбы с советской властью в Хорезме и Туркмении.

Родился в 1857, по другим данным в 1862 году. Отец — Ходжи-бай, авторитет туркменского племени йомуд из рода джунаид, зажиточный человек. Сам Мухаммед-Курбан, несмотря на свою неграмотность, также пользовался авторитетом, что позволило ему стать вначале кази (судьёй) аула, затем распорядителем воды (мирабом). В начале 1912 года возглавил отряд разбойников, грабивший караваны в пустыне Каракумы, получив прозвище «сердар» (от перс. «سردار»‎ — «глава; руководитель; начальник»). В 1912—1913 годах, когда хивинский хан Асфандияр-хан предпринял карательный поход на туркмен Тахтинского района, стал одним из руководителей сопротивления. В отместку разграбил узбекские кишлаки в Ташаузском и Ильялинском бекствах. В 1915—1916 годах вёл партизанскую войну против Хивинского хана, имея поддержку от йомудских родов ушак и орсукчи, а также части туркменского духовенства. В свою очередь хана поддерживала Россия, приславшая ему на помощь экспедиционный отряд. После разгрома партизанского движения в 1916 или в 1917 году сбежал в Афганистан.

Читать еще:  Можно ли заразиться вшами

В сентябре 1917 года после свержения правительства младохивинцев, выступавших за реформы и ограничение власти хана, Мухаммед-Курбан Сердар приезжает в Хиву. Объединив враждовавшие прежде туркменские племена и установив близкие отношения с полковником Зайцевым, он стал одним из самых влиятельных людей в ханстве. В январе 1918 года правитель Хивы Асфандияр-хан назначает Мухаммеда-Курбана командующим вооружёнными силами ханства, присвоив ему титул «сердар-карим» («благородный начальник»). После ухода из Хивы отряда Зайцева отбивать Ташкент от большевиков и левых эсеров, отряд Джунаид-хана, насчитывавший около 1600 всадников, становится главной военной силой в ханстве.

Одновременно с этим Джунаид-хан готовится к войне против Туркестанской советской республики. 20 сентября он, вопреки своим обещаниям, захватил и разграбил город Новоургенч, арестовав там 50 семей русских рабочих и служащих.

4 апреля 1919 года после двухдневных переговоров в своей ставке в крепости Тахта (ныне Гёроглы) Мухаммед-Курбан подписал мирный договор, который в мае был ратифицирован хивинским ханом Саид-Абдуллой. Согласно договору, стороны прекращали военные действия, а правительство Туркестана признавало независимость Хивы.

Несмотря на мирный договор Джунаид-хан не собирался прекращать войну с советским Туркестаном. В июне 1919 года он оказал военную помощь уральским казакам и каракалпакам, поднявшим антисоветское восстание в Амударьинском отделе.

В сентябре 1920 года Джунаид-хан, собрав отряд численностью более 1 тысячи человек, вторгается на территорию Хорезмской Народной Советской Республики. быстро захватив Кунград и осадив Нукус. В ноябре 1921 года Джунаид-хан заключает с правительством Хорезмской НСР «согласительный договор единения». Уже в апреле 1922 года он вновь начинает войну, захватив город Порсу. Но уже вскоре среди Туркестанского национального освободительного движения Джунаид-хана начинается брожение. 15 мая часть воинов Мухаммеда-Курбана начинают переговоры со штабом 3-го пограничного полка, а 16 мая 150 воинов освободительного движения сдаются советским властям в урочище Карасач. После этого от первоначальной тысячи у Джунаид-хана осталось всего 120 всадников. Мухаммеду-Курбану приходится бежать в Персию.

11 апреля 1933 года в 20 км западнее селения Нефес-Кую захвачен караван с оружием, посланный из Персии Джунаид-ханом курбаши Д. Мурту. С января по сентябрь 1933 года на советскую территорию совершено 60 вооружённых вторжений Туркестанским национальным освободительным движением из Персии и Афганистана.

После провала крупномасштабного вторжения Джунаид-хан до самой своей смерти пытался реанимировать Туркестанское национальное освободительное движение.

Самый известный и влиятельный из лидеров антисоветского движения Туркмении скончался в 1938 году.

110. Свержение Джунаид-хана

Отказ от вмешательства в чужие внутренние дела обычно объясняют миролюбием, чтобы не сознаваться в своей слабости. Впрочем, в условиях Гражданской войны мотивы активности и пассивности на разных направлениях были очевидны и не нуждались в оправданиях. В отношении зависевшего от России Хивинского ханства правительство Советского Туркестана занимало выжидательную позицию. Оно бы охотно установило на земле древнего Хорезма просоветский режим, но само вынуждено было защищаться от множества различных угроз.

После восстановления сообщения между Советским Туркестаном и РСФСР вопрос о судьбе полузависимых монархий снова стал в повестку дня.

К этому моменту ситуация в Хивинском ханстве была весьма запутанной. Официально на троне оставался представитель династии Кунгратов Саид Абдулла-хан. Однако реальная власть принадлежала Джунаид-хану, командовавшему ханской армией.

Фактический правитель Хивы сделал головокружительную карьеру, начав в качестве обычного разбойника в Каракумах под именем Мухаммед-Курбан. В 1918 году его отряд, насчитывавший до 1600 сабель превратился в главную силу ханства.

Опираясь на своих нукеров из туркменского йомудского (йомутского) племени джунаид, Мухаммед-Курбан сначала занял место при дворе хивинского хана, а затем постепенно оттеснил от кормушки конкурирующих туркменских вождей. Пользуясь отвлечением сил Туркестанской советской республики против англичан и басмачей, Мухаммед-Курбан 20 сентября 1918 года совершил набег на Новый Ургенч.

Укрепив свои позиции при дворе, он в октябре 1918 года организовал убийство правителя Хивы Асфандияр-хана, и стал править под прикрытием марионетки — Саид-Абдуллы. При поддержке уральских казаков, поселившихся в низовьях Аму-Дарьи, Джунаид-хан захватил Чимбай и Нукус.

Под давлением набегов хивинских отрядов 4 апреля 1919 года в крепости Тахта (в настоящее время — Гёроглы) был подписан советско-хивинский договор, согласно которому признавалась независимость Хивинского ханства.

Прекратив самостоятельные набеги, Джунаид-хан решил проверить на прочность Советский Туркестан с помощью каракалпаков и уральских казаков во главе с атаманом Фильчевым. Местные советские власти попробовали разоружить казачьи сотни, но казаки подняли 14 августа 1919 года мятеж, захватив Чимбай и Нукус и разоружив партийную дружину на острове Муйнак в Аральском море.

После прорыва войск Туркестанского фронта на Актюбинск в сентябре 1919 года советские силы в Средней Азии достаточно окрепли для того, чтобы обуздать Джунаид-хана. 20 ноября 1919 года Турккомиссия ВЦИК, СНК РСФСР и РВС Туркестанского фронта назначили своим полномочным представителем в низовьях Аму-Дарьи Георгия Борисовича Скалова, дав ему «право решения вопроса о времени оказания поддержки вооруженной силой восставшим племенам Хивы против Хивинского правительства».

В конце ноября 1919 года советское командование отправило из Чарджуя вниз по Амударье на пароходе 3-й батальон 5-го Туркестанского полка под командованием представителя штаба Туркестанского фронта Н.Щербакова.

26 ноября Г.Б.Скалов выехал верхом в Петроалександровск (ныне — Турткуль), где реорганизал Амударьинский ревком, председателем которого был назначен Н.Солдатов. Была образована Амударьинская группа войск под командованием Н.Щербакова, в которую, помимо 3-го батальона, включили крепостную роту из Петроалександровска, роту береговой охраны, а также Шураханскую, Шаббазскую и Бий-Базарскую роты.

Для наступления на Хиву были образованы Северный и Южный отряды. Джунаид-хан мог выставить до 15 тысяч всадников, но в критический момент многие его соратники предпочли перейти на сторону сильнейшего. 21 декабря Г.Б.Скалов издал приказ «об оказании помощи трудящимся Хивы в свержении ханской власти».

Читать еще:  Где найти себе девушку если ты девушка

На следующий день части Амударьинской группы войск вместе с хивинским добровольческим отрядом численностью около 600 человек перешли границу Хивинского ханства. 24 декабря 1919 года Южный отряд занял Новый Ургенч. 9 января 1920 года Амударьинская группа войск двинулась на Хиву.

15 января Южный отряд занял кишлак Кош-купыр, после чего 22 января был захвачен населенный пункт с многозначительным названием Газават, где Джунаид-хан потерял 200 человек убитыми и ранеными. Северный отряд 29 декабря 1919 года занял Ходжейли, а 9 января 1920 года – Куня-Ургенч и Аман-Калу.

Успешное наступление красных частей обнадежило местных противников Джунаид-хана. К Амударьинской группе присоединился отряд из 1000 всадников во главе Кошмамед-ханом (Гочмамед-хан), заявившим: «Я навсегда связал свою судьбу с Красной Армией».

18 января Северный отряд занял Ташауз. 23 января оба отряда Амударьинской группы соединились в районе Тахта, овладев резиденцией Джунаид-хана – Бедиркентом. Фактический правитель Хивы поспешно бежал с небольшим отрядом вглубь Каракумов.

1 февраля 1920 года советские отряды вошли в Хиву под выкрики «Яшасын Кызыл Аскер!» («Да здравствует Красная Армия!») и «Яшасын Ленин!» («Да здравствует Ленин!»). 7 февраля Г.Б.Скалов и Н.Солдатов выпустили воззвание «К народам Хивинского ханства!», в котором говорилось: «Не желая никаких посягательств на независимость Хивинского государства, мы не будем вмешиваться . в образ правления Хивой, народы Хивы сами знают, какое им надо правительство.»

На самом деле, вмешательство во внутренние дела Хивы уже состоялось, но создавать в ханстве советскую администрацию без участия местных жителей было бессмысленно. Стремительное падение Джунаид-хана сразу успокоило многих его союзников.

9 февраля 1920 года советское командование заключило мирный договор с казаками и кара-калпаками, по которому казаки сдали оружие и согласились охранять правый берег Аму-Дарьи от набегов йомудов.

Предстояло также разобраться в действиях советских отрядов. Наскоро сформированная Амударьинская группа включала немало бойцов, которые воспринимали поход на Хиву, как ответный набег на вражеское стойбище, в котором можно безнаказанно грабить жителей, насиловать и похищать женщин. Чтобы освободить захваченный «полон» из Петроалександровска, РВС Туркестанского фронта пришлось пригрозить расстрелом наиболее удачливым налетчикам.

Для урегулирования отношений с хивинцами 10 февраля Туркестанская комиссия ВЦИК и СНК учредила Чрезвычайную комиссию по делам Хивы во главе с Г.И.Бройдо, в которую от младохивинцев включили П.Юсупова и Ш.Хасанова. С приездом нового начальства возникли разногласия в оценке результатов Хивинского похода. 30 марта были арестованы некоторые участники недавних боев.

2 апреля в Хиве состоялось совещание влиятельных туркменских племенных вождей, которое постановило прекратить набеги на мирное узбекское и туркменское население, произвести обмен взятыми в плен женщинами и вернуть захваченное имущество. 15-16 апреля прошел Всетуркменский съезд, принявший решение о прекращении распрей между узбеками и туркменами и внутри туркменских родов, назвав инициаторов конфликтов врагами революции.

Туркменов и узбеков призвали принять участие в создании единой хорезмской Красной Армии. Однако глава Чрезвычайной комиссии явно перестарался, обвинив командиров Амударьинской группы. 16 апреля Г.И.Бройдо был отозван, проработав в Хиве не более трех недель.

22 апреля А.Измайлов сообщил Туркестанской комиссии и РВС Туркестанской республики: «1. Мнения, высказанные Бройдо, Фонштейном, Шакировым о Скалове, необоснованны и ошибочны; 2. Винить Скалова, который произвел на меня хорошее впечатление, во всем, что творилось здесь безобразного, никак нельзя».

26-30 апреля 1920 года в Хиве состоялся I Всехорезмский курултай народных представителей. Почетным председателем этого хорезмского учредительного собрания был избран В.И.Ленин. Курултай провозгласил со­здание Хорезмской Народной Советской республики и принял первую конституцию. В «Предисловии» к конституции говорилось: «Русские рабочие и крестьяне, помогшие освобождению хивинского народа, и пролетариат всего мира. являются самыми первыми друзьями всего хивинского народа».

Председателем Совета Народных назиров (правительства Хорезма) был избран младохивинец Палван-Нияз Юсупов, а его заместителем — младохивинец Мулла Джуманияз Султанмурадов. Среди министров (назиров) большинство было узбеками, но были представлены и туркмены. Политические взгляды лидеров новой советской республики не шли дальше умеренно-либеральных полуисламских представлений, но шаг к преобразованию Хивы был сделан.

О Джунаид-хане хотели бы забыть, но он ушел для того, чтобы вернуться, и впоследствии не один раз наведывался в родные края, принося с собой кровь и разрушения.

1. М.Медведев. В Кара-Кумах. (Заметки с операции против Джунад-Хана, 1924-25 гг.). За партию. 1928. С. 70-73.

2. М.Медведев, Барабаш. По следам Джунаида. Ташкент. Средазкнига. 1928. 37 с.

3. Е.Козловский. Красная Армия в Средней Азии. Ташкент. Издание Политуправления Средне-Азиатского военного округа. 1928.

4. М.Ахангаров. Хорезм в 1920—1921 гг. Октябрьская социалистическая революция и гражданская война в Туркестане. Ташкент. 1957. С. 505—506.

5. Ю.А.Поляков, А.И.Чугунов. Конец басмачества. М. Наука. 1976.

6. Очерки истории Каракалпакской АССР. Т. 2 (1917—1963 гг.). Ташкент. 1964.

7. Г.Скалов. Хивинская революция 1920 г. Новый Восток. 1923. № 3. С. 248—249.

8. К.Мухаммедбердыев. Руководство Коммунистической партии процессом развития Хорезма к социализму 1920—1924 гг. Автореферат докторской диссертации. М. 1968.

9. М.А.Абдуллаев. Победа революции в Хорезме. Общественные науки в Узбекистане. 1970. № 2.

10. А.Виноградова. Хорезмская Советская народная республика. Жизнь национальностей. 1923. № 1.

11. X.Ш.Иноятов. Революционно-демократические преобразования в ХНСР. Общественные науки в Узбекистане. 1970. № 2.

12. А.А.Гордиенко. Создание народно-советского государства и права и их революционно-преобразующая роль в Хорезме и Бухаре. Ташкент. 1959. С. 28—29.

13. С.А.Хошимов. Советизация: военные, политические репрессии в Хиве. Научные итоги года: достижения, проекты, гипотезы. 2015. № 5. С. 49-52.

14. И.В.Погорельский. История Хивинской революции и Хорезмской народной советской республики, 1917-1924 гг. Л. Издательство Ленинградского университета. 1984.

15. Г.Непесов. Победа советского строя в Северном Туркменистане. 1917-1936. Ашхабад. 1950.

16. О.Худойбердиев. Боевая дружба, рожденная Октябрем. М. Наука. 1984.

17. Г.И.Карпов, Д.М.Бацер. Хивинские туркмены и конец Кунгратской династии. (Материалы по истории туркмен). Ашхабад. 1930.

Источники:

http://kungrad.com/history/sssr/djunaid/
http://arboblar.uz/ru/people/dzhunaid-khan-mukhammed-kurban-serdar
http://www.proza.ru/2018/06/24/1095

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector