2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто спровоцировал Вторую мировую войну

Кто спровоцировал Германию на развязывание Второй мировой войны?

В первых числа сентября 1939 года человечество вступило во Вторую мировую войну, самую страшную в мировой истории. Большинство историков в развязывании войны винят исключительно руководство гитлеровской Германии, её агрессивную внешнюю политику.

Бесспорно, на Германии лежит немалая доля вины. Идеология расизма, воинственного презрения к другим народам сыграли с немецкими правителями дурную шутку.

Но на самом деле не один Гитлер толкал Европу к массовому кровопролитию. К этому приложили руку и другие, не менее влиятельные силы.

Войны могло не быть

Непосредственным поводом для развязывания боевых действий стали территориальные споры между Польшей и Германией.

Дело в том, что Польша появилась на карте мира после Первой мировой войны, как результат Версалького мирного договора западных стран. По мысли западных стратегов Польша должна была стать своеобразным противовесом только что разгромленной Германской империи. Мало того, в состав польского государства были переданы многие чисто германские земли — Познань, восточная Померания, часть Пруссии.

Пока Германия была слаба, территориальных претензий с её стороны не возникало. Но как только к власти пришли нацисты, пообещавшие ликвидировать несправедливости Версальского договора, вопрос об утерянных территориях возник очень быстро.

Основным камнем преткновения стал так называемый «данцигский коридор», прибалтийские земли Польши, которые сухопутным клином отсекали от Германии её территорию в Восточной Пруссии. Проблема усугублялась тем, что эти «польские земли были заселены главным образом немцами, включая и порт Данциг.

Факты того времени свидетельствуют, что Гитлер хотел договориться с поляками по-хорошему. В октябре 1938 года германский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп предложил полякам следующий сценарий разрешения конфликта. Данциг, который находился в совместном немецко-польском управлении, должен был отойти Германии: этого хотели и сами жители города. Но за это Польша получала в городе особые привилегированные права на проживание поляков, на занятие коммерцией. Плюс немцы обязались взять на себя строительство польской военно-морской базы в Гдыне, недалеко от Данцига. А ещё Германия твёрдо обещала не предъявлять больше никаких территориальных претензий к Польше и предлагала подтвердить нерушимость польской границы новым договором.

Поначалу Польша согласилась на эти условия. Начались интенсивные консультации, взаимные визиты высших должностных лиц. На весну 1939 года была назначена конференция, итогом которой должен был стать новый германо-польский мирный договор, регулировавший все территориальные проблемы.

Однако в апреле 1939 года поляки оборвали переговорный процесс и демонстративно начали готовиться к войне. Немцы были вынуждены начать ответные мероприятия. Более развитая в военном и техническом отношении Германия закончила приготовления раньше и нанесла первой удар 1 сентября 1939 года.

Почему же поляки пошли на такой самоубийственный шаг? Формальной причиной стали воинственные заявления старых польских союзников — Франции и Англии, — которые громко обещали полякам военную помощь в случае вторжения Германии.

Но парадокс заключается в том, что ни французы, ни англичане к войне были не готовы, их промышленность даже ещё не начала перестраиваться на военный лад, а состояние британских вооружённых сил было даже хуже, чем перед началом Первой мировой войны.

Но кто же тогда толкал англо-французов к новой мировой бойне? Кто подогревал их воинственные настроения?

Привет из Америки

Ответ на эти вопросы был получен уже после разгрома Польши, осенью 1939 года. Изучая захваченные документы польского министерства иностранных дел, немцы обнаружили отчёты польских послов из Парижа и Вашингтона. В разное время послы имели продолжительные беседы с одной очень важной американской персоной. Речь идёт о доверенном лице президента Франклина Рузвельта по делам Европы Уильяме Буллите.

Беседы проходили в течение осени и зимы 1938 года. Буллит тогда заверял поляков, что война между западными демократиями и нацистской Германией просто неизбежна — США никогда не смирятся с режимом Гитлера. На вопрос польского посла Ежи Потоцкого, а захотят ли западной европейские страны воевать с Гитлером, Буллит ответил:

«Франция и Англия должны положить конец всякой политике компромиссов с тоталитарными государствами. Соединённые Штаты располагают различными, чрезвычайно эффективными средствами принуждения в отношении и Англии, и Франции.

В случае войны мы не примем в ней участия с самого начала, но мы её закончим».

Эти документы подтверждались и реальными событиями. Когда состоялось германское вторжение в Польшу, было видно, что Франция и Англия очень неохотно пошли на объявление войны Германии. Тем более что уже 2 сентября 1939 года немцы через своего итальянского союзника Бенито Муссолини предложили Западу возобновить мирные переговоры. Муссолини пошёл дальше — он призвал прекратить боевые действия и срочно созвать международную конференцию по всем спорным вопросам. Германия и Франция тут же ответили согласием, Англия заколебалась. Но последовал грозный окрик из Вашингтона — и западноевропейские государства отвергли предложения Италии.

США мир был не нужен!

. Уже после окончания Второй мировой войны, в конце 40-х годов, бывший посол США в Лондоне Джон Кеннеди в беседе с американским военным министром Форрестолом откровенно признался:

«Ни французы, ни британцы не сделали бы Польшу причиной войны, не будь на то постоянного стремления Вашингтона. Лорд Чемберлен неоднократно мне говорил, что именно Вашингтон заставил западноевропейские государства вступить в войну».

Таким образом, за развязыванием Второй мировой войны стояли интриги США. Чем же Гитлер заслужил такую ненависть заокеанской державы?

Причин тому — великое множество. Это и стремление Америки к мировому господству, на пути которого лежало Германское государство — единственно по-настоящему свободная от американского влияния европейская страна. Это и грубый, воинственный антисемитизм Гитлера, что очень сильно раздражало еврейскую общину США, оказывавшую мощное воздействие на американскую политическую и деловую жизнь.

Но историки отмечают и другие причины ненависти.

Сразу после своего прихода к власти Гитлер приступил не только к политическим репрессиям и еврейским погромам. Он ещё начал масштабные социальные и экономические реформы, направленные на защиту интересов простых немецких граждан. Российский историк Самсон Модиевский отмечает, что нацистская программа национального социализма была вовсе не абстрактным демагогическим лозунгом, а реальной политикой гитлеровского государства.

Прежде всего Гитлер подчинил промышленность и другие отрасли экономики государственной власти, избежав при этом национализации. Просто промышленники и предприниматели должны были отныне строго выполнять 4-летний государственный план развития и регулярно отчитываться о своей работе.

Качественно изменено было и распределение доходов государства. Львиная доля пошла на улучшение жизни простых людей. Вот что пишет об этом американский экономист Ганс Шмидт:

«Достижения тех, кого зовут нацистами, были потрясающими! Начав практически без денег и имея шесть миллионов безработных (треть всей рабочей силы), они создали сеть шоссейных дорог (современных автобанов), пролегавших через всю страну, менее чем за шесть лет.

Впервые в мире было налажено производство дешёвого автомобиля для каждой семьи («Фольксваген»). Помимо того, начали строить дома для малообеспеченных семей, появились целые деревни, состоящие из таких домов. Месячная плата была столь низкой, что фактически каждый мог позволить себе иметь такой дом».

Шмидт перечисляет и другие социальные достижения. Так, впервые в истории Германии были введены оплачиваемые отпуска для рабочих и служащих, было удвоено число нерабочих дней, введены крупные выплаты многодетным семьям. А разработанная гитлеровцами пенсионная система и сегодня благополучно работает в ФРГ.

Читать еще:  Как включить ВПН в браузере

К этому стоит добавить государственную поддержку крестьянских хозяйств от капризов погода и колебаний цен на мировых рынков. Плюс государственная защита должников от принудительного взыскания долга путём описи и продажи имущества — государства брало на себя расходы по погашению таких долгов.

Подводя итог, доктор Шмидт отмечает: «Всего спустя два года после прихода национал-социалистов к власти условия жизни настолько улучшились, что в Германии практически исчезли нищие и безработные. Германию охватил подлинный экономический бум, в то время как Англия, Франция и США переживали жесточайшую депрессию».

Понятно, что социальные достижения, тогда немыслимые даже в самых развитых капиталистических государствах, делали Гитлера популярным не только в самой Германии. Рабочие и служащие прочих стран требовали себе таких же условий существования. Между тем как для капиталистов, особенно американских, которые в начале 20-го века рабочих и за людей не считали, любые социальные уступки виделись настоящим кошмаром.

В общем, социальный эксперимент Германии следовало жестоко и примерно наказать.

Впрочем, американские капиталисты больше ужаснулись другим гитлеровским реформам. А именно — Гитлер попытался вывести экономику Германии из-под контроля международной финансовой олигархии, главные представители которой обитали в офисах нью-йоркской улицы Уолл-стрит. Он запретил использовать германскую марку во всевозможных биржевых спекуляциях (тем самым германская валюта сильно укрепилась, так как избавилась от искусственных, часто нереальных колебаний на мировых рынках). Банковский капитал был поставлен под жёсткий контроль. Роль банков свелась лишь к обслуживанию интересов промышленников, предпринимателей и простых людей. Загонять в кабалу своих клиентов через дикие проценты запрещалось законодательно. Причём касалось это не только немецких, но и иностранных банков, работавших в Германии.

Таким образом, международный финансовый капитал лишился возможности контролировать Германию, имевшую одну из самых развитых экономик мира. Вот этого Гитлеру простить никак не могли.

Поначалу США через свои газеты и СМИ Западной Европы развязали против немцев пропагандистскую войну. В демократических изданиях лживо утверждалось, что «немцы не созданы для демократии», что Гитлер вот-вот собирается напасть на Америку, что в самой Германии якобы царит настоящий хаос, напоминающий ад, и т. д. А потом была запущена самая страшная часть плана финансовой олигархии — война.

Примечательно, что организацией войны занимался именно Уильям Буллит, который был доверенным лицом не только президента Рузвельта, но и целого ряда влиятельных банковских домов с Уолл-стрит.

Вторую мировую спровоцировала Великобритания?

После взятия Берлина в 45-м, когда стало ясно, что войне конец, планета, оказывается, висела на волоске от Третьей мировой. Ее подстрекателем (как и в случае со Второй мировой) была… Великобритания.


Черчилль в 1941-м: все думали, что он целился в Гитлера, но истинной целью был Советский Союз

Так считает профессор Дипломатической академии МИД России, академик Академии военных наук Игорь Панарин.

— Как ученый я не привык быть голословным, – аргументирует Игорь Николаевич. – Напомню, что в октябре 1998 года сначала в английской, потом и в мировой печати были опубликованы первые сообщения о военных планах Черчилля в отношении Советского Союза, разработанных весной 1945 года. Основой для этих сообщений стали документы Государственного архива Великобритании.

Недавно Институт всеобщей истории РАН получил ксерокопии этих документов, что дает возможность ознакомиться с ними более подробно. Ключевым в них является датированный 22 мая 1945 года план операции «Немыслимое», подготовленный объединенным штабом планирования военного кабинета. В плане дана оценка обстановки, сформулированы цели операции, определены привлекаемые силы, направления ударов войск западных союзников и их вероятные результаты. В приложениях к плану содержатся сведения о дислокации войск Советской Армии (в английских документах, как правило, употребляется термин «русская армия») и западных союзников, а также картографический материал. Учитывая сложность подготовки, характер и объем самих документов, есть все основания предполагать, что задание премьер-министр дал планировщикам в апреле 1945 года.

После провала операции «Валькирия» и попыток заключения сепаратного мира с рейхсфюрером Гиммлером Уинстон Черчилль отдает секретный приказ о подготовке плана нападения на СССР. Уже 22 мая такой план был готов.

— Но ведь не прошло и двух недель после капитуляции Германии, Вторая мировая война продолжалась, милитаристская Япония еще не была побеждена. С трудом верится, что кто-то мог строить планы Третьей мировой…

— К сожалению, не все поддается логике, не только обывательской, но даже политиков и историков. И тем не менее. Удар должна была нанести полумиллионная группировка англо-американских войск через Северную Германию. Вместе с ними должна была действовать 100-тысячная немецкая армия, сформированная из остатков гитлеровского вермахта по приказу Черчилля. В гитлеровской военной форме, с гитлеровским оружием, под командованием все тех же офицеров. Третья мировая должна была начаться 1 июля 1945 года переходом в решительное наступление 47 западных дивизий.

— И что же этому помешало?

— То, что Сталин заранее от советской разведки узнал о коварном плане бывших союзников. 29 июня 1945 года советские войска в Германии неожиданно передислоцировались, заняв более выгодные позиции. И советский лидер одновременно организовал проведение специальной информационно-пропагандистской операции, в ходе которой весь мир узнал о немецкой армии Черчилля. Тот был вынужден ее расформировать. План военной агрессии против СССР провалился. Но показательно само намерение.

— Доводилось слышать, что еще до завершения войны, когда исход ее стал очевиден, Англия разработала секретный пропагандистский план, согласно которому именно она должна быть названа победителем…

— Да, это была самая главная цель информационной войны. Обратимся к утвержденному в Квебеке и тщательно скрывавшемуся от СССР сверхсекретному плану «Рэнкин». Оказывается, прославленная операция «Оверлорд» – высадка на севере Франции 6 июня 1944 года союзнических войск – была согласована британской МИ-6 и Управлением стратегических сил США с германским генералитетом в рамках операции «Валькирия». Основой стал заговор против Гитлера, который организовывали руководитель УСС Донован и глава МИ-6 Мензис, используя контакты в немецких армейских кругах через агента влияния адмирала Канариса. По мнению центров управления Британской империи (Комитет 300, «Круглый стол» и т.д.), Гитлер уже выполнил все поставленные перед ним задачи и мешал реализации планов по установлению послевоенного устройства мира и максимального ослабления СССР. Канарис, будучи сторонником идей Британской империи, обеспечивал контакты германского генералитета с МИ-6. Ключевой же и продвигаемой британской разведкой внутри вермахта фигурой был Роммель, который должен был заменить Гитлера и продолжить войну на востоке в союзе с вооруженными формированиями польского эмигрантского правительства в Лондоне.

Если говорить о высадке союзников в Нормандии, то обратите внимание, кто командовал немецкими войсками в зоне высадки – генерал-фельдмаршал Роммель, активнейший участник заговора против Гитлера, будущий германский Наполеон (по замыслу МИ-6). На основе вышеизложенных фактов можно высказать гипотезу о том, что «День Д» является одной из крупнейших дезинформационных операций XX века. «День Д» – это очередной Мюнхенский сговор (напомню, что среди прочих сговоров – спасение британских войск под Дюнкерном и обещание, данное Гитлеру 10 мая 1941 года, не открывать Второй фронт в случае его нападения на СССР 22 июня 1941 года).


Черчилль, Трумэн и Сталин на Потсдамской конференции в июле 1945-го. По плану операции «Немыслимое» бывшие союзники могли стать врагами

Читать еще:  Как убрать живот после родов кормящей маме

— То есть дезинформация… На кого она была направлена?

— Главным объектом был, конечно, СССР. Но касалась она всего мира. Скорее всего, высадка союзников в Нормандии 6 июня 1944 года была тщательно подготовленной тайной операцией по имитации вторжения (сговор режиссера Черчилля с генерал-фельд-маршалом Роммелем по каналам спецслужб).

— Недавно вы высказали уж совсем «крамольную» для обывателей мысль о том, что к началу Второй мировой войны Германию также подстрекали Великобритания и США…

— В чем же ее крамола? Свои слова могу подтвердить фактами. К 1933 году под контролем американо-британского финансового капитала оказались ключевые отрасли германской промышленности и крупные банки. Одновременно шло финансирование нацистской партии и лично Гитлера, которого готовили для нападения на СССР.

С осени 1929 года, после спровоцированного Банком Англии и Федеральной резервной системой (ФРС) краха Американской фондовой биржи, начинает осуществляться третий этап стратегии финансовых кругов Британской империи. ФРС и банкирский дом Моргана принимают решение прекратить кредитование Германии, инспирировав банковский кризис и экономическую депрессию в Европе. В сентябре 1931 года Британская империя отказалась от золотого стандарта, сознательно разрушив международную систему платежей и полностью перекрыв финансовый кислород Веймарской республике. НСДАП же занимает второе место в Рейхстаге, после чего активизируется ее финансирование из-за рубежа. Основным связующим звеном между крупнейшими немецкими промышленниками и зарубежными финансистами становится Шахт, президент Рейхсбанка. 4 января 1932 года состоялась встреча руководителя Банка Англии Нормана с Гитлером, на которой было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП. На этой встрече присутствовали также и американские политики братья Даллесы. Таким образом, еще в 1932 году братья Даллесы активно участвовали в реализации глобальных планов Британской империи. А через несколько месяцев политическая элита Германии окончательно решила вопрос о передаче власти нацистам, и 30 января 1933 года Гитлер становится рейхсканцлером. Начинается реализация четвертого этапа стратегии.

Отношение англо-американских правящих кругов к новому правительству стало крайне благожелательным. Когда Гитлер отказался платить репарации, что, естественно, поставило под вопрос выплату военных долгов, ни Британская империя, ни Франция не предъявили ему претензий по поводу платежей. Более того, после поездки Шахта в США в мае 1933 года и его встречи с президентом и крупнейшими банкирами с Уолл-стрит Америка выделила Германии новые кредиты на общую сумму 1 млрд долларов. А в июне во время поездки в Лондон и встречи с Норманом Шахт добивается предоставления английского займа в 2 млрд долларов, а также сокращения, а потом и прекращения платежей по старым займам. Таким образом, нацисты получили то, чего не могли добиться прежние правительства.

Летом 1934 года Британская империя заключила англо-германское трансфертное соглашение, ставшее одной из основ британской политики по отношению к Третьему рейху. К концу 30-х годов Германия становится основным торговым партнером Англии. Банк Шредера превращается в главного агента Германии в Великобритании, а в 1936 году его отделение в Нью-Йорке объединяется с домом Рокфеллеров для создания инвестиционного банка «Шредер, Рокфеллер и К$deg;».

С точки зрения информационной войны Великая депрессия представляла, на мой взгляд, стратегическую информационную операцию по сохранению мирового господства Британской империи путем организации мирового экономического кризиса и Второй мировой войны.

— В таком случае можно только порадоваться, что этих целей Британия не достигла.

Кто развязал Вторую мировую войну?

Сегодняшнее заказные борзописцы ничтоже сумняше пишут, что Вторую мировую войну развязал Гитлер, а Ста­лин подбрасывал дрова в пылающий костер войны в Европе. Это не совсем так. Меры проводимые Советским правитель­ством дабы предотвратить угрозу войны известны. И все же, кому отдать пальму первенства, кто первый ступил на тропу Второй Мировой войны?

Читателю вероятно известно содержание знаменито­го Версальского договора 1919 года, по которому к Польше отошли огромные территории германских земель вместе с их населением, в том числе и провинции Восточной Пруссии? Самолюбивая и энергичная немецкая нация сочла себя очень униженной и оскорбленной. Немецкий народ оказался спло­ченным в стремлении вернуть свои территории. Господин Гитлер придя к власти хорошо понимал на каких струнах он будет играть. Последствия несправедливого Версальского договора понимали и лидеры ведущих стран Европы, но они умышленно потакали Польше в ее захватнических стремле­ниях.

После того как Пилсудский накостылял красному пору­чику Тухачевскому, он просто ошалел от эйфории, посчитав, что для поляков недостаточно отошедших им немецких тер­риторий. Маршал Пилсудский стал открыто призывать поля­ков для захвата Пруссии. Но вначале поляки без объявления войны захватили украинские и белорусские земли, а потом оккупируют Вильно и Виленскую область у Литвы. Разбой­ничий аппетит у поляков стал возрастать, и они тут же захватили Верхнию Силезию со всей ее промышленностью и угольными запасами.

Немцы, видя такое вероломство поляков, обратились к Англии, Италии и Франции с просьбой помочь восстановить справедливость, однако союзники никак на это не реагирова­ли, то есть, открыто или тайно, но они поддерживали Поль­шу.

С приходом Гитлера к власти поляки сразу же заключа­ют с ним соглашение «О мирном урегулировании споров», что дало возможность ревизии Версальского Договора и пре­вращении Польши в буфер между СССР и Германией.

Сталин был очень обеспокоен обстановкой в центре Европы. Естественно, он уже знал, что представлял собой Адольф Гитлер и какими идеями он обуян. Потому, он искал пути предотвращения угрозы со стороны агрессивной Поль­ши, и естественно нового очага войны — Германии.

Тем временем Германия устремила свои алчные взоры на Чехословакию. Со стороны Франции поступило предло­жение подписать договор о противодействии германским планам между СССР, Чехословакией, Польшей, Финляндией, Латвией, Эстонией и Литвой. Но Польша сразу, категоричес­ки отвергла эту идею, ибо сама вынашивала захватнические планы.

Поляки активно поддерживали Гитлера по ремилита­ризации Рейнской зоны, а сами рассчитывали оккупировать часть Чехословакии. Гитлер делал вид, что он не против этого акта. СССР срочно подписывает договора с Францией и Чехос­ловакией о взаимопомощи. Но когда для чехословаков наста­ло трагическое время, поляки отказались пропустить дивизии Красной Армии, тем самым они помогли Гитлеру в уничто­жении Чехословакии. Более того, поляки убедили Румынию отказать Советскому правительству перебросить части Крас­ной Армии через их территорию для помощи чехословакам. А 2 октября 1938 года под предлогом защиты нацменьшинств польская армия сама ворвалась в Чехословакию.

С целью оккупации Литвы и заручившись поддержкой Гитлера Польша подтянула к ее границам свыше 100 тысяч войск. Но СССР и Франция решительно пресекли эту агрес­сию.

Империя… — эта была голубая мечта ляхов. В конце тридцатых годов по всей Польше проходили массовые де­монстрации с требованием заполучить заморские колонии.

Захватническая политика Польши была четко сформу­лирована в ее официальной программе по колониальному вопросу, где черным по белому было записано, что «Великая Польша имеет право на колонии!» Смелость поляков подкреп­лялась заверениями Гитлера в полной поддержке Польши. В тоже время немцы стали открыто предъявлять в общем-то законные требования о возврате в рейх чисто немецкого го­рода Данциг, отошедшего к Польше на основании Версаль­ского договора. Но поляки начали хитрить, маневрировать…, у них были свои, великодержавные планы. В конце-концов немцам было категорически отказано. Любопытно, что Ан­глия продолжала открыто поддерживать Польшу и обещала оказать помощь в случае чего…

Для СССР стало очевидным, что Англия стремится под­толкнуть Германию к войне с СССР, ну а если эти планы не сбудутся, то надо найти общий язык с Гитлером. 1 августа 1939 года между внешнедипломатическими ведомствами Германии и Англии состоялись тайные переговоры. Англи­чане изъявили готовность заключить с Германией соглаше­ние и полностью уважать германские сферы интересов, и даже отказаться от гарантий, представленных ими некото­рым государствам (речь шла о Польше). Более того, анг­личане отказывались вести переговоры о заключении пакта с СССР. Однако переговоры между Англией, Францией и Со­ветским Союзом начались, и это не давало покоя Гитлеру. В данном случае становилось очевидным, что такая коалиция похоронит сумасбродные планы германского фюрера. Немцы начинают искать пути сближения с СССР. Гитлер направляет телеграмму Сталину, где открыто приветствует заключение пакта о ненападении между СССР и Германией. Для этого он намерен направить для переговоров ответственного го­сударственного деятеля. А далее Адольф Гитлер сообщает Сталину:

Читать еще:  Кто такой фьок

«Напряженность между Германией и Польшей стала не­выносимой. Поведение Польши по отношению к великим де­ржавам таково, что кризис может разразиться в любой день. Перед лицом такой вероятности Германия в любом случае намерена защищать интересы государства всеми имеющи­мися в ее распоряжении средствами».

В тот же день, 21 августа 1939 года Сталин в ответной, краткой телеграмме уведомляет Гитлера, что правительство СССР непротив заключить пакт о ненападении, и что прави­тельство согласно на прибытие в Москву Риббентропа.

О Польше в телеграмме ни слова. В эти же, августовские дни 1939 года Гитлер встретился с командующими всех ро­дов войск вооруженных сил Германии. В беседе с генералами он сказал: «Польша будет опустошена и заселена немцами. Мой договор с Польшей был только выигрышем во време­ни. В общем, господа, с Россией случится то, что я сделал с Польшей. После смерти Сталина, он тяжело больной человек, мы разобьем Советскую Россию. Тогда взойдет солнце не­мецкого мирового господства».

23 августа 1939 года в Москву прибыл министр иност­ранных дел Германии Риббентроп. Его сразу же принял Ста­лин. Откровенный разговор длился около трех часов, обсуж­дались многие важные для двух стран вопросы. Заключая беседу Сталин заметил, что немцы желают мира и поэтому одобряют дружеские отношения между нашими странами, на что Риббентроп мгновенно отреагировал:

— Да, германский народ хочет мира, но с другой стороны возмущение Польшей у нас очень сильно, и мы все готовы воевать. Мы больше не будем терпеть польские провокации!

Сталин как будто не услышал этого заявления и не­ожиданно провозгласил тост за канцлера Германии Адольфа Гитлера. На этом советский лидер и простился с высоким не­мецким посланником.

Немного забежим во времени вперед.

На Нюрнбергском процессе неожиданно был поднят воп­рос о секретном договоре между СССР и Германией, хотя та­кого документа судебному заседанию не было представлено. В то же время в последнем слове одним из основных обви­няемых Риббентропом была озвучена важная информация. «Когда я приехал в Москву в 1939 году к маршалу Сталину, он обсуждал со мной не возможность мирного урегулирования германско-польского конфликта, а дал понять, что если он не получит половины Польши и Прибалтийские страны, еще без Литвы с портом Либава, то я могу сразу же вылететь назад».

Так был ли секретный протокол? Был! Он не мог не быть. И тому очевидное подтверждение. При наличии уже сильной Германии Сталин не смог бы без ее согласия присо­единить к СССР Прибалтийские страны, Западную Белорус­сию, Западную Украину, Бессарабию. Еще до визита Риббен­тропа Сталин хорошо понимал, что Гитлер пойдет на любые уступки, Германия хотя и на время, но станет дружественной СССР державой, а Англия и Франция пусть с ней скубуться. В то время дипломатический поступок Сталина расценили во всем мире как мудрый и дальновидный.

Адольф Гитлер отдал распоряжение готовится к войне. О том, что Германия вот-вот может захватить Польшу, ру­ководителям стран Европы было известно. Трезвомыслящие политики Запада советовали полякам обратиться за помо­щью к СССР. В это время (лето 1939 г.) Красная Армия уже имела возможность противостоять Германии, но поляки от этого предложения отказались.

Советская разведка докладывала Сталину, что в руко­водящих кругах Польши была полная уверенность, что они не только отобьют нападение Германии, но и смогут нанести контрудар с целью взять… Берлин.

Сталин предложил Англии, Франции, Польши, Румы­нии и Турции собраться и обсудить сложившуюся ситуацию, и подписать декларацию на случай германской агрессии. Од­нако Польша и Румыния отказались подписать такой доку­мент.

«Никаких договоров с СССР, никакого пропуска совет­ских войск через польскую территорию!» — твердо заявляли поляки.

К этому скандальному вопросу подключились францу­зы. Министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ потребовал от польского посла разъяснений. Тот ответил: «Бек (министр иностранных дел Польши) никогда не позволит русским вой­скам занять те территории, которые мы у них забрали в 1921 г.». Посол заявил, что «поляки ворвутся в глубь Германии в первые же дни войны!».

Когда доложили Сталину о поведении поляков и румын, он сказал, что наша совесть чиста и мы будем поступать в соответствии с нашими интересами.

Через несколько дней СССР заключил с Германией До­говор о ненападении. А как же по другому? Ведь в то время Польша была намного опасней Германии. Именно Польша была детонатором начала Второй мировой войны.

Бывший сталинский нарком Н. Байбаков, работавший потом и при Горбачеве, в своих воспоминаниях писал: «Се­годняшние фальсификаторы, клеветники России тщатся из­вратить смысл и задачи политики Советского Союза тех лет, доказать геополитический сговор Сталина и Гитлера, то, что, мол, коммунизм и фашизм — почти одно и тоже. Это — клевета и на всех нас, и на историю страны. Достаточно одного срав­нения: Гитлер — это превосходство одной нации, немецкой, над всеми народами мира. Сталин — это интернациональное братство людей!»

Но стоило только Сталину заключить этот Договор, как Англия и Франция сразу пришли в ужас. Они мгновенно осознали, что Гитлер теперь будет иметь широкий доступ к нефти на Востоке. В конце 1939 года англичане приняли решение без объявления войны нанести бомбовые удары по нефтяным месторождениям России (Нейтральной стране — В. С.). К этому акту уже все было готово. Англичане даже су­мели сфотографировать Баку и сделали попытку заснять не­фтяные причалы Батуми. Но их ждали русские зенитчики. Сработала сталинская разведка. И быть бы большой войне еще в мае 1940 года. И только вторжение немецких войск во Францию предотвратило ее начало.

Начиная 1 сентября 1939 года войну Гитлер имел только одного противника — Польшу. Через месяц, успешно завер­шив компанию он приобрел противников в лице Франции, Англии и автоматически такие страны как Индия, Австра­лия, Новая Зеландия, Южная Африка, Канада и других. 17 августа 1939 года войска СССР вошли в Польшу, освободили более 200 тысяч кв. км территории, известной как Западная Украина и Западная Белоруссия, и никто Советскому Союзу войны не объявил. И даже не упрекнул.

Даже наши недоброжелатели признают, что сложнейшие вопросы войны и послевоенного устройства в большинстве случаев решались так, как предлагал их Сталин. Сосредото­чив в руках всю власть он решил главную задачу: накануне войны фактически создал антигитлеровскую коалицию.

Источники:

http://newsland.com/user/4297673835/content/kto-sprovotsiroval-germaniiu-na-razviazyvanie-vtoroi-mirovoi-voiny/4242184
http://pandoraopen.ru/2017-03-01/vtoruyu-mirovuyu-sprovocirovala-velikobritaniya/
http://pravdorub-analitika.ru/kto-razvyazal-vtoruyu-gitler/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector