0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как Россия относится к происходящему в Иране

Россия и Иран: история взаимного неуважения

В ирано-российских отношениях накоплен такой огромный массив исторической памяти, который любые другие страны давно бы уже развел по разные стороны баррикад, сделал явными врагами. Однако странный и полный противоречий симбиоз русских с иранцами по-прежнему существует, и даже развивается.

Но связь эта полна недоговоренностей, а спады отношений порой приводят их к жесткой конфронтации. Так что можно констатировать, что эти отношения не носят стратегического характера. Они, скорее, ситуативные: в определенный период те или иные события диктуют этим странам необходимость друг в друге.

То же самое происходит сейчас: когда глава МИД Ирана Мохаммед Зариф хвалит главу МИД России Сергея Лаврова – никто не знает, что у них обоих за душой, и что таит в себе письмо президента Роухани, переданное через Лаврова президенту Путину. Как бы ни росло давление Запада на обе эти страны – в этих краях враг моего врага необязательно становится другом.

Иранцы не любят российского непостоянства

Россия установила отношения с Персией еще в 1586 году. С тех времен отношения не прерывались, но всегда были неровными, трудно сказать, чего в них было больше, хорошего или плохого.

— Негатива все же вспоминается больше, — рассказывает «Деталям» иранист, доктор Владимир Месамед. — К примеру, девятнадцатый век отмечен продолжительными российско-персидскими войнами, а Туркманчайский мирный договор отторг у них значительную часть территории. Эта травма настолько болезненна, что в Тегеране до сих пор говорят о нем, и в 2013 году в парламенте Ирана проходили специальные слушания: говорили, что Туркманчайский договор следует аннулировать, поскольку он позорный и навязан Россией. В Иране до сих пор считают, что тот договор сделал их страну российским вассалом. И это речь идет о событиях девятнадцатого века!

— А чем был отмечен советский период?

— Например, договором о торговле, от 1927 года, который буквально закабалил внешнюю торговлю Ирана, подчинил ее Советскому Союзу. А первый советский договор с Ираном был заключен в феврале 1921 года, и долгое время преподносился как пример новых, добрососедских отношений революционной России с Востоком вообще, и с Ираном в частности, который только-только освобождался тогда из-под британского влияния. Однако, на деле никакого равноправия этот договор не нес, более того – шестой пункт того договора позволил СССР в начале Второй мировой войны оккупировать часть Ирана.

Вообще, весь период Второй мировой – это сплошной негатив в российско-иранских отношениях, когда СССР создал на территории Ирана два марионеточных государства – Азербайджанскую народно-демократическую республику и Курдскую — своего рода форпост Советского Союза. Из-за того, что эти образования только-только стали развиваться, будучи составной частью советского блока, Сталин затянул вывод войск из Ирана, что, по мнению историка Джамиля Хасанлы, вызвало недовольство США и стало триггером всей последующей Холодной войны между СССР и Западом.

Дружба же воспылала в семидесятые годы прошлого века, когда СССР сильно помогал Ирану экономически: в Тебризе советские специалисты построили тракторный завод, в Араке — машиностроительное предприятие, в Исфагане – металлургический комбинат. И это далеко не полный перечень объектов.

— Ирану это было выгодно?

— Безусловно. Он получал современные производства. Но эта же дружба таила опасность. Я работал тогда переводчиком со стажерами исфаганского завода, которые стажировались на одном из предприятий в Союзе. Тогда много их стажеров приехало на разные заводы. Но в один день все они исчезли. Потом стало известно, что их отозвал шах Ирана. Говорили, из опасений, что их заразят советской идеологией, что для шаха, дружившего с США, было неприемлемо.

В Иране помнят и то, что после развала СССР Россия полностью отвернулась от Ирана. В результате чего в первые четыре-пять лет после перестройки образовалась колоссальная лакуна: новый министр иностранных дел Андрей Козырев занял прозападную позицию, и в Иране заметили, что отношения с Россией утратили преемственность.

Обо всем этом иранцы помнят. Это — фон их отношений. Они всегда дают понять россиянам, что не видят в них активных и постоянных партнеров.

Бушерскую АЭС начинали строить израильтяне и американцы

В среду Иран заявил о частичном возобновлении своей ядерной программы. Сделано это было в первую годовщину выхода США из ядерного соглашения, которое страны Запада подписали в 2015 году. Тегеран обвинил европейцев в невыполнении обязательств по ядерной сделке, и отвел им 60 дней на то, чтобы начать их выполнять — тогда и иранцы готовы вернуться к прежним нормам. Но если ситуация не изменится за этот срок, то Иран повысит уровень обогащения урана. А пока что запасы обогащенного урана и тяжелой воды продолжат у него накапливаться. Агентство Fars ссылается на главу Иранского агентства по атомной энергетике Али Акбара Салехи, который заявил, что в соответствии с новым решением Тегерана в эти два месяца запасы урана, обогащенного до уровня 3.67%, не будут уже ограничены весом в 300 кг, а запасы тяжелой воды не будут ограничены объемом в 130 тонн.

Выдвигая такой ультиматум Лондону, Берлину, Парижу и ЕС, власти Ирана в то же время выразили благодарность Пекину и Москве. «Мы ждали год. Наши друзья в России и в Китае поддерживали хорошие отношения с нами, пусть порой и не так, как мы ожидали, но Россия очень хорошо относилась к нам и наше сотрудничество расширилось, — сказал министр иностранных дел ИРИ Мохаммед Джавад Зариф на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. – Но другие участники ядерной сделки не выполнили ни одного из своих обязательств. Были сделаны хорошие заявления, но не было принято никаких мер», — добавил он.

Низкообогащенный уран из Натанзы доставлялся в Россию, а тяжелая вода – в Оман. Взамен Иран рассчитывал получить урановую руду из России, но США запретили. Вашингтон пригрозил санкциями странам, участвующим в расширении АЭС в Бушере (читай – России). На что замглавы российского МИДа Сергей Рябков ответил, что никакие угрозы не остановят взаимовыгодное сотрудничество Москвы и Тегерана.

— Почему же, несмотря на старые ирано-российские конфликты, Россия в 1994 году приступила к строительству атомной электростанции в Бушере?

— Это удивило всех! Хотя справедливости ради следует отметить, что Россия решила тогда достроить АЭС, возведение которой иранцы начали еще во времена шаха, и помогал им в этом не СССР, а Запад — представленный, кстати, и Израилем. Наши специалисты сотрудничали с американцами, французами, немцами и англичанами. Основы АЭС были заложены за полгода до исламской революции.

Потом началась ирано-иракская война, станция пострадала от бомбежки. В 1988 году война закончилась, и в Иране стали задумываться, что неплохо бы довести проект до конца. Хотя уже тогда, думаю, они смотрели на АЭС как на объект двойного назначения, для программы создания атомной бомбы. Ведь аятолла Хомейни тогда открыто говорил о необходимости обрести ядерное оружие, поскольку только оно, по его мнению, позволяло доминировать на Ближнем Востоке. На Западе после окончания ирано-иракской войны никто с Ираном связываться не хотел, он находился в полной изоляции, и вдруг новая, «перестроечная» Россия на это согласилась. Такое решение Москвы вызвало недоумение, если не шок.

Читать еще:  Как увеличить скорость загрузки в стим

— Его сразу сочли открытым вызовом Западу, хотя в то время Россия с Западом не конфликтовала. Но, похоже, это было начальной точкой отсчета, с которой стал, пока еще незаметно, формироваться антизападный внешнеполитический курс Кремля. Потому поддержать Иран, буквально пропитанный ненавистью к свободному миру им, как говориться, сам Бог велел.

Российская поддержка открывала для Ирана прямую дорогу к созданию атомной бомбы. И Россия прекрасно знала, на что идет.

— В Израиле тоже понимали это?

— Конечно. Понимали также, о каких деньгах там идет речь, и пытались даже этот проект российский перекупить. Именно об этом Ицхак Рабин в 1994 году, во время своего первого визита в Россию в качестве премьера, пытался переговорить с Виктором Черномырдиным, главой правительства РФ. Но они не сошлись в сумме, и попытка сорвалась. Затем и другие наши премьеры пытались поступить также, но россияне заломили цену, счет пошел на миллиарды долларов. Потому сделка не состоялась, а Россия не отказалась от идеи достроить АЭС в Бушире.

— И как шла реализация этой идеи?

— Зигзагами. Даже на этапе строительства Россия вела себя довольно нечестно, срывала сроки ввода в строй несколько раз. Когда подписывался договор в 1994 году, то завершить строительство предполагалось через три-четыре года. Но окончательно АЭС была введена в эксплуатацию только в 2009 году. Это была дикая история, в которой стороны то и дело обвиняли друг друга в нарушении условий договора, намеренном затягивании, нечистоплотности, срыве платежей…

Отношения Ирана и России лишены взаимного уважения, полны постоянных взаимных упреков и подозрений. Это проявилось и в участии России в сирийской кампании…

Кто в доме хозяин

Американцы отправили к берегам Ирана авианосец «Авраам Линкольн», как предупреждение, чтобы подчиненные аятоллам прокси не вздумали атаковать американские силы в регионе. Такая их реакция была возможной после возобновления санкций, запрещающих торговать с Ираном нефтью. Испугавшись грядущего экономического коллапса, в ответ Иран пригрозил заблокировать Ормузский пролив, через который танкеры везут нефть Саудовской Аравии: «если мы не сможем экспортировать нефть, то и другие не смогут».

Нефть – несомненно, еще одна тема, которая привела сейчас в Тегеран Лаврова. Источник журнала Time сообщил, что разведкой США была получена информация о намерениях иранских прокси атаковать американские силы в регионе — речь шла, в первую очередь, о йеменских хуситах и о «Хизбалле».

Находясь в Тегеране, Лавров раскритиковал Вашингтон за отправку авианосца на Ближний Восток. «США должны сосредоточиться на демократии, а не угрожать другим странам», — произнес Лавров фразу, смысл которой, впрочем, трудно постичь. И добавил, что потуги США ограничить иранское влияние в регионе нереальны и безнадежны. Что тоже звучит двусмысленно, после многочисленных сообщений о стычках российских и проирански настроенных сирийских военных в Сирии.

— Иран всегда считал, и считает себя главной силой на сирийском направлении, — говорит доктор Владимир Месамед. — Иранцев с сирийцами связывает очень многое. С самого начала ирано-иракской войны Сирия была единственной арабской страной, поддержавшей Иран – все другие встали на сторону Ирака. Что и создало базу для дальнейшего противостояния иранцев с арабами, продолжающегося по сей день.

Тут Иран не потерпит никакой конкуренции, в особенности от России. Он полагает себя единственной силой, заявленной в Сирии, и в этом есть определенная логика. Иран давно проводит политику больших преференций по отношению к этой стране, подкармливает ее поставками нефти, инвестирует в развитие инфраструктуры, в том числе даже атомной.

Вспомним волну протестов, прокатившуюся недавно по всему Ирану. Там были лозунги против США, против Израиля, но можно было услышать и антироссийские лозунги! Потому что многие иранцы считают, что Россия заняла неприличествующее ей место на Ближнем Востоке. Они считают, что тут не должно быть чужаков. Для них «свои» – все обитатели региона, а Россия для иранцев чужая страна, хотя Путин и называет Сирию дальним рубежом России. Потому братство по оружию с Россией иранцы не одобряют.

А не так давно на сайте «Иран.ру» было опубликовано интервью с заместителем министра иностранных дел РФ Сергеем Рябковым. Он заявил, что россияне готовы к сотрудничеству в сфере мирного использования атомной энергии. То есть — развивать проект в Бушере, создавать новые реакторы, поддерживать Иран в пику США, в свете введения новых санкций против Исламской республики…

— Это решение России должно было обрадовать иранцев?

— Не совсем так. В Иране полагают, что Россия ведет двойную игру: поддерживая Иран в так называемом «ядерном соглашении», официально оно называется Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД), она в то же время не прочь заполнить вакуум, который образуется после блокирования Штатами экспорта иранской нефти.

Заодно Россия рассчитывает и на серьезные нефтегазовые контракты с Ираном. Переговоры уже ведутся, в Тегеране руководители «Газпрома», а также больших нефтяных компаний России давно стали «своими людьми».

Пока об успехе этих переговоров говорить не приходится. Иранцы имеют на Россию виды, но в любом случае, Россия — не помощник им в макроэкономических масштабах. К тому же, иранцы говорят, что Россия — «страна не нашего круга», то есть не исламская страна. И добавляют: «мы не можем ни понять ее, ни откровенно дружить с ней».

Марк Котлярский, «Детали». К.В. Фото: Maxim Shemetov, Reuters

Россия защитит Иран от США, но какой ценой?

Мнения 06.01.2018 0 2,882 Просмотров

Госдепартамент предрек исламской республике сирийский сценарий

Иран рискует стать новой точкой напряженности на глобальной арене. Это случится, если Соединенным Штатам удастся консолидировать другие страны вокруг своей позиции, непримиримой по отношению к Тегерану. России в этой ситуации придется вступиться за союзника, используя как правовые, так и прочие механизмы поддержки.

Вечером 5 января обстановку в Иране обсудил Совет безопасности ООН, созванный по инициативе Вашингтона. Накануне этого события Госдепартамент США уже начал формировать общую антииранскую позицию. Основные ее постулаты были изложены в письменном комментарии за подписью постоянного представителя США при ООН Никки Хейли, на заседании Совбеза заявила, что Иран взят на карандаш.

По ее мнению, ситуация в Иране может пойти по сирийскому сценарию 2011-го года, когда «массовые беспорядки переросли в кровопролитную гражданскую войну». «Жестокий режим отказывал своему народу в праве мирно протестовать. Мы не должны позволить этому произойти в Иране» — разогревает общественное мнение Госдеп.

При этом американцы понимают, что инициатива может встретить противодействие других стран, в том числе союзников Ирана. «Будет показательным, если какая-либо страна попытается помешать Совету Безопасности даже провести эту дискуссию, точно так же, как иранский режим пытается заглушить голос своего народа», — говорится в комментарии.

Читать еще:  Как мыслить логично

Тем не менее моральное давление Вашингтона на Тегеран продолжается все последние дни. Все началось с Дональда Трампа, пообещавшего оказать протестующим помощь «в нужное время». Кроме того, Госдепартамент пообещал привлечь к ответственности причастных к насилию над ними. Воспользовавшись ситуацией США также внесли пять иранских компаний, связанных с «оборонкой», в санкционный список.

Предчувствуя, что одной из жертв нового противостояния может стать ядерная сделка с Ираном, МИД РФ поспешил заявить о том, что ее условия должны сохраниться. В свою очередь свободный от дипломатического этикета Рамзан Кадыров напомнил о «действенной помощи» американцев народам Ливии, Сирии, Ирака, Афганистана, Сербии, Вьетнама и др. «Ирану готовят Троянского коня!» — уверен глава Чечни.

Политолог-востоковед Каринэ Геворгян обращает внимание на признаки внешнего влияния на протесты в Иране.

— Последние события в Иране безумно напоминают Болотную (российские протесты на Болотной площади в 2011 году — авт.). Со стороны западных СМИ заметно некоторое преувеличение значимости этих событий. Так, показывая протестные манифестации они использовали «картинку» проправительственной демонстрации. Даже наш РБК попался на это. Эти фотографии были сняты сверху, там люди идут вдоль проезжей части дороги. Великолепные фото, но это было шествие в поддержку властей. И они были гораздо более массовыми.

Что касается антиправительственных выступлений, то они были сняты с одной точки — со спины и рассуждать об их массовости не представляется возможным.

«СП»: — Можно, наверное, сравнить и с украинским майданом?

— Да, есть общие моменты. И там, и там были жертвы с огнестрельными ранениями. В Иране стрелявшие арестованы, идет расследование. Эти люди явно хотели спровоцировать, разогреть ситуацию.

При этом оспаривать факт протестов невозможно. Они были и были связаны с тем, что отмечалась дата протестов 2009 года, когда люди возражали против избрания Ахмадинежада. Но сейчас эти протесты уже улеглись, поскольку люди безумно боятся нестабильности и ухудшения ситуации в стране.

«СП»: — Какие еще причины могли вызвать беспорядки?

— Иногда говорят о недостатке у людей информации… Это неверно. Иран не закрытая страна. Иранцы много ездят по миру и неплохо знают, что происходит. Отмена социальных льгот — ложь. Никакие дотации не отменены, как писали многие СМИ. Те или иные льготы получают 40 миллионов иранцев, а это половина населения страны.

Судя по всему, власти Ирана с самого начала приняли решение реагировать на происходящее гибко. Поэтому 30 декабря президент Ирана Хасан Роухани заявил, что народ имеет право на протест, только хулиганить, бить витрины, поджигать автомобили не надо. В этом смысле пропагандистский «хлеб» у многих был отнят.

«СП»: — Сейчас, вроде бы все начало успокаиваться…

— Да, они начали подключать социальные сети, инстаграм. Им надо было проанализировать, откуда происходили хештэги. Оказалось, что на 70 процентов из-за рубежа.

Удивила реакция значительной части российских СМИ. Она была похожа на реакцию после украинского майдана. Как будто пишут те же авторы с Украины. Ругались словом «рашка», упрекали, что вот, мол, ваш союзник. Поразительный феномен.

Но пока ситуацию раскачать не удалось. Если в администрации Соединенных Штатов обрадовались этому, то рановато. Власти Ирана вообще решили не нагнетать ситуацию. Мне кажется, они пойдут на определенные реформы, уступки.
«СП»: — России, наверное, следовало бы поддержать своего союзника. В том числе в ООН…

— Иран довольно специфический наш союзник — он наш сосед. В политике мы с ним взаимодействуем активно, но вот в экономике меньше. На первом месте тут европейцы и американцы несмотря ни на что. Их торговый оборот с Тегераном доходит до 100 миллиардов долларов, что не может не удивлять.

В целом от России иранцы ожидают сдержанности. Нам лучше не лезть в эту драку.

О религиозном аспекте происходящего и возможной оценке этих событий Россией «СП» рассказала эксперт по Ирану Анастасия Фатима-Ежова.

— Религиозный аспект в происходивших беспорядках слишком преувеличивают. Изначально они имели чисто экономический характер. Вообще не носили характер оппонирования существующему строю и государственной системе Ирана.

Проблема была в том, что правительство Роухани приняло некоторые непопулярные меры. В частности, большие зарплаты перетекли в банковский сектор. Усилилось неравенство. Осталась проблема безработицы. То есть, по сравнению с президентством Махмуда Ахмадинежада экономическая обстановка ухудшилась. Именно к этому были претензии, в том числе и со стороны религиозных людей.

Надо понимать, что в Иране религия и политика в рамках государственной системы переплетены. Исламские законы — они же и государственные. Но в рамках исламского законодательства существует достаточно свободное поле для интерпретаций, которое позволяет делать какие-то законодательные инновации.

Также напомню, что Роухани вообще не глава государства. Глава Ирана — верховный лидер Али Хаменеи. Но он формулирует только общий вектор политики государства и следит за его выполнением. А президент страны — это, скорее, менеджер по решению всех текущих вопросов. Они соотносятся примерно как директор и владелец компании. Первого можно сменить, но это никак не повлияет на государственную систему Ирана. То есть говорить о расшатывании основ не стоит.

«СП»: — Тем не менее, об этом говорят…

— Возможно, активизировались члены каких-то монархических группировок. Совершенно точно активизировался Запад. В результате стали появляться лозунги против участия Ирана в войне в Сирии. Но значительная часть иранцев понимает, зачем там был Иран. Например, поток добровольцев в Сирию был даже более масштабный, чем из России на Донбасс. Таким образом, эти обывательские настроения не являются доминирующими.

«СП»: — Что можно сказать о предстоящем заседании Совбеза ООН на тему Ирана?

— Это чистой воды американская провокация. Вокруг чего заседание? Протесты в Иране практически затихли, ситуация стабилизировалась, какого-то огромного числа жертв там нет. К тому же многие очевидцы говорят, что было много случайных жертв. Например, протестующие опрокинули на себя грузовик. Причем против протестующих действовала только полиция. Даже Корпус стражей исламской революции не был подключен.

Вашингтон сейчас пытается мстить всем силам, которые поддержали Башара Асада, потому что его власть сохранили, а США свою манипуляцию провести не удалось. Среди этих сил Россия и «Хезболла», против которой целая кампания развязана. Там и санкции, и меры по линии Лиги арабских государств, инспирированные США и Саудовской аравией. И теперь вот еще Иран. Как только враг США генерал Касем Сулейманиобъявил, что ИГИЛ* побеждена, появились эти мутные лозунги, мол, иранцы стали жить плохо из-за того, что все деньги идут в Сирию.

«СП»: — А это не так?

— Экономическая ситуация там действительно стала хуже, но голода нет. В последний раз я была в Иране в октябре. Никакого голода я там не видела. Там один за другим летят самолеты с местными туристами отдыхать на море. Там есть технические проблемы с жильем, с устройством на работу, но нищеты как где-нибудь в Индии или Центральной Америке, нет. Скорее, это претензии «бюргеров», которые стали жить неплохо, но завидуют жизни где-нибудь в Швеции или во Франции.

Читать еще:  Где купить костюм дэдпула

Правильно сказал лидер «Хезболлы», что на этих проблемах паразитирует Запад и поэтому иранскому правительству нужно их решать. Дело в том, что «Хезболла» более социально ориентированное движение, во многом комплиментарное левым силам, и поэтому они в очень мягкой форме критически высказались об экономической ситуации в Иране, не затрагивая никаких политических и религиозных фигур.

«СП»: — Что надо понимать России о происходящем, чтобы делать верные шаги в той же ООН?

— Нужно четко понимать, что силы, настроенные против исламского строя в Иране, они одновременно и очень антироссийские. Если Хоменеи относится к России очень хорошо, любит русскую литературу и вообще русофил, то его враги, которые хотят примирения Ирана с Западом, скандируют, в частности, лозунг «Смерть России!» В том числе, потому что Россия — союзник Ирана в Сирии. Хочется ли нам получить еще одну Украину у себя под боком, на юге страны? Думаю, нет. Свержение власти в Иране категорически не в интересах России.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Иранцы радуются союзу с Россией, но помнят давнюю вражду

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Визит президента России Владимира Путина в Тегеран на этой неделе в иранских официальных кругах восприняли с энтузиазмом, но в неофициальных тут же напомнили, что Персия и Россия всегда были врагами.

    Иранцам очень понравилось решение Путина прямо из аэропорта отправиться на встречу с духовным лидером Ирана аятоллой Хаменеи.

    Сама же встреча прошла, видимо, в настолько дружественной атмосфере, что ветеран иранской политики, бывший министр иностранных дел Али Акбар Велаяти назвал её «лучшей и самой важной во всей истории Исламской Республики».

    О чём именно говорили Путин и Хаменеи, известно мало. Иранская пресса широко цитирует высказывание, приписываемое Путину: «В отличие от некоторых, мы никогда не втыкаем нож в спину нашим союзникам».

    Заполучить такого союзника в сирийской кампании, как Москва, для Тегерана, очевидно, было большой внешнеполитической удачей. Особенно после тяжёлого лета, в течение которого положение иранских частей и их союзников — «Хезболлы» и армии Башара Асада — на полях сражений в Сирии становилось всё хуже и хуже.

    Потери среди частей иранского Корпуса стражей исламской революции росли с каждой неделей. Решение Путина ввязаться в конфликт очень помогло Ирану и позволило на данный момент укрепить позиции режима Асада.

    Недружелюбные соцсети

    Впрочем, не все иранцы убеждены в пользе союза с Россией. Некоторые пользователи соцсетей в связи с визитом Путина решили напомнить соотечественникам о некоторых не столь радужных моментах в отношениях двух стран.

    «Эта вшивая атомная станция, которую вы строите для нас уже 20 лет и которая должна была заработать ещё 10 лет назад, не достроена и наполовину» — напомнил один из них об АЭС в Бушере, которую строят россияне.

    «Вы ни разу не голосовали в Совбезе ООН против резолюций, которые в последние 10 лет превратили нашу жизнь в ад, — обвиняет Россию другой. — Что хорошего Россия хоть когда-нибудь сделала для Ирана? Назовите хоть три вещи».

    Отношения между Персией-Ираном и Россией имеют многовековую историю и никогда не были безоблачными.

    В восприятии большинства иранцев русские — опасный и непредсказуемый враг, нация, с которой они вели большие войны и терпели обидные поражения.

    Слова «Туркманчайский трактат» — по этому мирному договору 1828 года Персия по итогам войны отдала Российской империи большие территории — до сих пор являются для иранцев синонимом несправедливого договора.

    Туркманчайский договор

    Мирный договор между Персией (ныне Иран) и Российской империей по итогам русско-персидской войны 1826-1828 гг.

    Подписан 10 февраля 1828 года в деревне Туркманчай близ Тебриза.

    Персия отдала России Эриванское и Нахичеванское ханства, а также остатки Талышского ханства (сейчас это части Армении, Азербайджана и Турции). Кроме того, на Персию была наложена большая контрибуция.

    Брак по расчёту

    Многие задаются вопросом, может ли быть прочным союз между странами с такой богатой историей вражды. Но пока очевидно, что лидеры России и Ирана считают этот новоиспечённый союз наилучшим способом сохранить влияние в Сирии и во всём регионе.

    При этом напряжённость в отношениях Ирана и Саудовской Аравии не спадает.

    Обещание президента Ирана Хасана Роухани наладить отношения с Саудовской Аравией пока остаётся невыполненным, к тому же большинству иранцев не очень-то этого и хочется.

    Все больше иранцев рассматривают саудовцев как врага, как страну, которая поддерживает «Исламское государство» (признано в России экстремистским и запрещено) и потому представляет собой прямую угрозу Ирану.

    Эти чувства к Саудовской Аравии настолько сильны, что даже те простые иранцы, которые обычно ругали Корпус стражей исламской революции за подавление инакомыслия, теперь считают «стражей» героями, рискующими своими жизнями за Иран и весь Ближний Восток в войне с экстремистами из ИГ.

    С точки зрения иранцев, Россия очень вовремя пришла на помощь их стране, бившейся с экстремистами почти в одиночку.

    А тот факт, что российская поддержка с воздуха позволила добиться некоторых успехов на земле, показывает, что альянс приносит плоды.

    Возможные линии раскола

    Однако в российско-иранских отношениях уже в ближайшие месяцы могут обозначиться серьёзные разногласия.

    Во-первых, по вопросу о будущем Башара Асада.

    Иран считает, что Асад должен остаться президентом, и это не обсуждается.

    Путин на этой неделе в Тегеране заверял вместе с аятоллой Хаменеи, что поддерживает Асада. Но в разговорах с другими «партнёрами» Москва уже намекала, что на каком-то этапе она может быть готова как-то более гибко посмотреть на этот вопрос.

    Во время визита в Иран президент России говорил о больших планах сотрудничества и инвестиций в нефтегазовой отрасли, строительстве, энергетике и других отраслях экономики.

    Планы впечатляющи, но сейчас обе страны — в экономическом кризисе, и какая часть этих планов будет реализована, пока непонятно.

    В России же некоторые эксперты уже предупреждают, что, сближаясь с Ираном, Асадом и «Хезболлой», Россия рискует оттолкнуть суннитские страны и потерять влияние в большей части региона.

    У иранцев есть присказка про ад: это место, которое кишит такими ядовитыми скорпионами, что приходится спасаться от них среди змей.

    На этой неделе, во время визита Путина в Тегеран, стороны сияли улыбками, но вполне вероятно, что их «совместное предприятие» в Сирии чем дальше, тем чаще будет напоминать эту присказку.

    Источники:

    http://detaly.co.il/iran-i-rossiya-istoriya-protivoestestvennoj-lyubvi/
    http://www.putin-today.ru/archives/56838
    http://www.bbc.com/russian/news/2015/11/151126_iran_russia_analysis

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector