0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Был ли национализм в СССР

Советский национализм

Основой Советской идеологии является интернационализм.
Фраза из политического словаря.

То, что в СССР сложилась уникальная многонациональная, а более точно, интернациональная Советская нация, сейчас, при таком разгуле махрового национализма в бывших Советских республиках, поверить сложно. Но это было так. И никуда от этого не деться.

Советский Союз активнейше исповедовал, активнейше пропагандировал и активнейше проводил политику дружбу народов, населявших нашу страну. Вся внутренняя политика Советской власти была нацелена на воспитание, прославление и даже взращивание дружбы народов, живущих на территории СССР. И многие малые народы, вымирающие при Царской России сохранились и развивались благодарят такой национальной политике Советской власти.

И вот за эту, новую для всех народов СССР , но такую притягательную для них Социалистическую общность, Советский народ встал грудью в Великой отечественной войне. А ведь за царскую власть, за царскую общность народов России, в Первую мировую народ России воевать не стал и побежал с фронтов.

Моя жизнь сложилась так, что к тридцати годам я изъездил практически весь Союз с востока на запад от Владивостока до Закарпатья и Прибалтики, а с юга на север от Кушки до Норильска и Северодвинска. И эту дружбу народов я видел своими глазами и ощущал ее на себе. Потому что нигде, ни в каком районе СССР, я никакой вражды к себе, к русскому, не встречал. Ни в Якутии, ни на Крайнем Севере, ни на Дальнем Востоке, ни в Средней Азии, ни на Кавказе, ни в Молдавии.

А Закарпатье и Прибалтику, нынешнюю родину антисоветского и антирусского национализма, я в свое время не просто изъездил, а буквально исходил своими собственными ногами, когда работал сварщиком в тресте «Спецмашмонтаж», бывшем п/я 822, Министерства обороны СССР на ремонте наших групповых стартов подземных баллистических ракет, размещенных вдоль наших западных границ. И с последствиями никакой национальной вражды я не встречался.

А в городе Броды я проработал на реконструкции специальной групповой ракетной базы баллистических ракет более года и даже чуть было не женился на местной девушке удивительной красоты. Работал, а по выходным и в свободное время ездил и бродил по Закарпатью.

Ребята монтажники на объекте смотрели на меня, как на сумасшедшего и очень выразительно крутили пальцем у виска:
— Ты что, с ума сошел? Здесь же одни бандеровцы. Убьют тебя и следов никто никогда не обнаружат.

Но я их не слушал. И за время своей работы на этой ракетной базе я изъездил и «истопал» чуть ли не весь Закарпатский край. Где только я не был! И Львов, и Мукачево, и Ужгород, и Драгобыч, и Борислав, и Турка, и Стрый, и Галич, и Самбор, и Нестеров, и Тернополь, и Ровно и. и еще многие, многие другие, широко известные, мало известные и совсем неизвестные городов, городков, поселков и сел этого удивительного, очень красивого и очень необычного, буквально сказочного, края.

Не влюбиться в этот край, не очароваться им было невозможно. И я всерьез, по настоящему, влюбился в него в буквальном смысле этого слова, влюбился в его приветливых, доброжелательно настроенных жителей, в их певучий, ласкающий ухо говор. И никакой вражды к себе я не видел и даже не ощущал.

Я делал всегда одинаково и очень просто. В Закарпатье было хорошо развито автобусное межгороднее сообщение. Причем, автобусы ходили часто и билеты можно было купить заранее, в предварительной кассе. А в каждом населенном пункте Закарпатья обязательно была своя гостиница. Пусть простенькая, пусть небольшая, но гостиница была.

Я выбирал себе пункт поездки, затем шел в городскую местную библиотеку и тщательно изучал литературу об истории этого края. После чего я спокойно ехал в это село или поселок, находил гостиницу, занимал себе койко-место, и шел бродить. Шел не торопясь, глазея по сторонам, здороваясь с каждым встречным, и обязательно начинал с ним разговаривать. Причем, разговаривал всегда только на местном украинском языке и обязательно извинялся за свое неправильное произношение.

Затем начинал хвалить Закарпатскую природу, которую просто невозможно было не хвалить, и расспрашивать об особенностях исторических событий в этих краях и о местных исторических достопримечательностях. И со мной обязательно разговаривали, разговаривали по хорошему, посмеивались при этом над моим произношением, поправляли мой говор и обязательно приглашали в гости. Естественно, что я соглашался и с удовольствием заходил в их дома…

Читать еще:  Как охладить смартфон

Во многие места Закарпатья я потом приезжал по нескольку раз и меня принимали уже, как своего, как родного.

То же самое происходило и в Прибалтике, где я работал на ракетных базах в Энбуте, Мисе и ряда других. В свободное от работы время я ездил в Таллин, Ригу, Вильнюс, Каунас и бродил, бродил по улицам этих городов, не испытывая никаких трудностей в общении с местными жителями, потому что разговор с ними я всегда начинал с одного – с восхищения красотой и необычностью архитектуры этих городов.

В то же время, встречался с русскими, живущими в этих краях еще с после военного времени. И с удивлением для себя узнавал, что они местный язык не знают и общаются с местными только на русском языке. И на мой недоуменный вопрос отвечали всегда одинаково:

— А я чего это мы должны к ним подделываться? Мы их освободили от фашистов! Мы – «ихние» освободители и это они должны к нам, к русским, подделываться, а не мы к ним!

Не в этом ли, пренебрежительно хамском отношении русских к местным закарпатским и прибалтийским обычаям, к местным порядкам и местному языку кроется неприязнь местного населения к пришедшим к ним русским? Мне кажется, что именно в этом.

Ведь в среднеазиатских и кавказских республиках местные языки слишком уж отличаются от русского и научиться говорить на них является для русских очень даже непростой задачей. Поэтому русский язык здесь и является общим для общения. Вынуждено общим. А в Закарпатье и Прибалтике местные языки очень похожи на русский язык и научиться говорить на их диалектах никакого труда не стоит. Если только захотеть.

Но русские, живущие в этих краях, не хотят опускаться до подобной мелочи, не хотят общаться с местными жителями на их родном языке, не хотят учить местные языки, не хотят подлаживаться под местных жителей, и постоянно лезут в «чужой монастырь со своим уставом». Отсюда и эта неприязнь к ним!

И если раньше, при Советской власти, эти неприязнь к русским пришельцам с востока носила скрытый характер, тем более, что русские тащили экономику Союзных республик на своих плечах, то сейчас, когда мы совершенно разные государства и не зависим друг от друга, то эта неприязнь вылезла наружу и стала при массированной идеологической помощи Запада активно проявлять себя.
Мне кажется, что дело обстоит именно так.

PS Советский национализм давал Советскому человеку возможность жить в многонациональном государстве, не теряя своей национальной идентичности, и одновременно, пользоваться благами культуры каждого отдельного народа своего государства.

С развалом Союза всякие сдерживающие межнациональные шоры лопнули и наружу вылезли самые жестокие и самые нечеловеческие черты каждой отдельной национальной идентичности.

PPS У меня был друг геолог, с которым мы прожили три с лишним года студенческой жизни в Доргомиловском студгородке МГРИ. После окончания учебы он по распределению он уехал в Узбекистан, где женился на местной узбечке, дочери одного их геологического начальника. Очень и очень красивой девушке. Тоже геологе по специальности.

Жили они в поселке геологов на окраине города Фергана, в своем собственном доме, который им подарила их ферганская «геологоразведка» после рождения близнецов. Всего они родили четверых детей и жили по настоящему счастливой семьей.

Но во время известных Ферганских событий восемьдесят девятого года, вошедших в историю под названием «ферганской резни», всех семей геологов вырезали подчистую местные националисты. Погибла и семья моего друга.

Я пробовал было найти их потом или хотя бы кого-нибудь из них. Но не нашел никого. Даже могил их найти не получилось.

Национализм в Советских республиках. Зачем?

Весьма странно, что страна прошедшая тяжелейшую войну с германским нацизмом у себя внутри страны культивировала тот же самый нацизм. И на советских окраинах и в автономиях внутри РСФСР искусственно создавались и поддерживались Республики, как этнократические — националистические образования. Это был дикий контраст с официально провозглашаемым курсом на интернационализм. Приезжая из Москвы на национальные окраины СССР ты как бы попадал в средневековье, где к человеку относятся не по его способностям, а в силу его происхождения — смотрят из какого он клана. Совершенно дикие разнарядки на пропорциональное представительство во властных структурах по этническому признаку воспринимались как норма жизни. Для высших учебных заведений устанавливался план на прием студентов в зависимости от их национальной принадлежности, не взирая на знания и способности. Зачастую попирался не только пресловутый Кодекс Коммунизма, но и просто здравый смысл и элементарная справедливость.

Читать еще:  Как стать Человеком

Именно национализм разрушил СССР, люди не хотели сохранять государство «двойных стандартов», которое поддерживает пещерный национализм в своих регионах. Надо сказать, что по тому же пути пошли и США, повторяя ошибки СССР. В 90-х годах у США была объективная возможность стать авторитетом и примером для народов бывшего СССР, но нет, это государство так же как и СССР продолжило курс на поддержку националистических автократий в Республиках бывшего СССР и тем самым полностью опорочило и дискредитировало себя в глазах населения. Всем стало очевидно, что эта та же политика двойных стандартов. На словах заявляя о равенстве и демократии они открыто поддерживали и поддерживают откровенно фашистские режимы, не замечая сотни тысяч этнических беженцев, закрывая глаза на попрание прав человека и преследования по национальному признаку.

Зачем это было нужно СССР? В 20-х и 30-х годах на это имелись причины. Национальная политика по созданию искусственных этнических автономий мобилизовала в них население на основах нацизма, сплачивала население вокруг фашиствующей местной интеллигенции, которая в свою очередь была ориентирована на Москву, видя в этом центре временного попутчика для укрепления своих позиций и перехода в дальнейшем от автономии в рамках СССР к полной независимости. Так оно и произошло. Получался как бы выгодный, хотя и временный, симбиоз интересов. Москва поддерживала нацистов на местах, они в свою очередь поддерживали Центр видя в нем гаранта своего положения.

После Великой Отечественной Войны, порочность такой Линии партии стала очевидна, и руководство СССР стало готовить проект по ликвидации национальных республик и по делению СССР исключительно на административные регионы. Но, с приходом к власти бюрократии партийных советских чиновников во главе с Хрущевым и Брежневым, и выхолащиванию какой-либо живой мысли из мозгов руководства страны, любые изменения стали рассматриваться как угроза стабильности и положение дел было попросту законсервирована на последующие 30 лет. Таким образом средневековье шагнуло в 21 век со всеми своими атрибутами: пещерным национализмом, клановостью и прочими феодальными пережитками.

vol_majya

vol_majya

Первые организации русских националистов появляются на заре оттепели, но к началу застоя оказываются разгромленными КГБ.

(Члены ВСХСОН после освобождения у Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге.Слева направо: Леонид Бородин, Анатолий Сударев, Александр Миклашевич, Евгений Вагин, Вячеслав Платонов, Юрий Бузин, Георгий Бочеваров, 1976 год)

Смерть Сталина в 1953 году, последующее разоблачение культа личности и осуждение политических репрессий на XX съезде КПСС в 1956 году привели к дестабилизации политической и социальной обстановки в СССР. Возвращение из лагерей не только репрессированных, но и многочисленных представителей криминала привело к разгулу уличной преступности. В свою очередь, многие возвращавшиеся из тюрем не спешили становиться в оппозицию существующему политическому режиму. Напротив, часто многие из них настаивали на своем восстановлении в партии и желали посильно принять участие в процессе «возращения к ленинским нормам» (один из ключевых лозунгов хрущевской оттепели). С другой стороны, власти непоследовательно проводили объявленную политику десталинизации.

В результате этих социально-политических брожений во второй половине 1950-х годов в Советском Союзе стали появляться различные идеологические группы в политическом спектре от анархистов и маоистов до монархистов и национал-социалистов. Большинство из них состояли из молодежи, студентов или молодых специалистов, был также высок процент рабочих. Установить точное число подобных кружков в СССР не представляется возможным: многие из них распадались еще до того момента, как на них обращали внимание органы государственной безопасности. Однако некоторые из них шли дальше «кухонных» крамольных разговоров, приступая к разработке политической программы и их реализации.

В 1950-е годы фиксируется появление первых групп русских националистов. Большинство из них были слабыми в организационном отношении и их политические акции не уходили дальше расклеивания листовок. Первой организацией подобного рода была «Народно-демократическая партия» — кружок, созданный в 1956 году молодыми москвичами Поленовым и Пироговым. После попытки начать распространение агитационных материалов партия была раскрыта, а ее члены осуждены на различные сроки заключения.

Читать еще:  Почему сняли Хамитова с должности в рб

Одновременно с «Народно-демократической партией» в Москве появилась «Российская национал-социалистическая партия», которую возглавил восемнадцатилетний грузчик типографии издательства «Правды» Алексей Добровольский. Состояла она из молодых людей, которых впечатлила эстетика и идеология нацистской Германии. Своей целью они провозгласили «бить ментов и коммунистов». Члены «партии» не пошли по пути самообразования, как это довольно часто бывало в антисоветских кружках, а делали упор на физическую подготовку и жестокость. В качестве инициации неофит участвовал в инсценировке убийства.

Большинство акций «национал-социалистов» Добровольского свелись к тому, что они публично пересчитывали фонари в Москве, задаваясь вопросом «Хватит ли их на коммунистов?». Добровольский также организовал несколько акций, в ходе которых участники его группы пронесли по московским улицам плакаты «Да здравствует свободная Венгрия!» и раздавали листовки «Смерть коммунистам». Через два года после появления «Российской национал-социалистической партии» ее члены были арестованы и осуждены.

К началу 1960-х годов постепенно начала оформляться политическая платформа русских националистов. Своеобразными инкубаторами по производству «русской идеи» стали гуманитарные факультеты московского и ленинградского университетов. Пользуясь политическими послаблениями, многие студенты и преподаватели увлеклись эстетикой дореволюционной России и Белого движения. В этих образах истории националисты пытались найти альтернативу коммунистическим порядкам.

В 1960-е годы многие молодые люди, увлекшиеся националистическими идеями, совершали паломничества к гражданской жене адмирала Колчака Анне Тимиревой и к одному из идеологов Белого движения Василию Шульгину, которые жили в СССР. С этими процессами пришла мода на русскую религиозную философию Серебряного века, которая была официально запрещена. В начале 1960-х годов в Ленинграде образовалась группа молодых людей, ставивших своей целью изучение и популяризацию философии Николая Бердяева и других русских мыслителей начала XX века. Постепенно она начала оформляться институционально.

В начале 1964 года был создан «Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа» (ВСХСОН). Во главе встали Игорь Огурцов и ряд его единомышленников (М. Ю. Садо, Е. А. Вагин, Б. А. Аверичкин). В программе ВСХСОН, созданной Огурцовым, было 15 положений, посвященных критике марксизма и перестройке советского государства на христианских основаниях. Содержательно идеи, изложенные Огурцовым, были близки к философии Ивана Ильина: русский национализм, резкое неприятие большевизма и осуждение коммунистического интернационала.

Главную цель деятельности ВСХСОН Огурцов видел в свержении тоталитарного строя. Во главе нового государства должен был встать Всероссийский верховный собор, который состоял бы на треть из высших иерархов церкви и на две трети из выдающихся представителей народа, избираемых пожизненно. Экономическая часть программы подразумевала сочетание как государственной, так и частной собственности. Политические программы писали многие «кружковцы» 1950–1960-х годов, но Огурцов пошел дальше. Он создал из ВСХСОН иерархическую организацию с военной дисциплиной. Так были введены членские взносы в размере 10% от заработной платы членов организации. Хорошо понимая, что поставленных в программе целей нельзя достигнуть, имея сторонников только в Ленинграде, лидер ВСХСОН пошел на поиск и установление контактов с единомышленниками в других советских городах.

В результате были основаны отделения ВСХСОН в Москве, Краснодаре, Иркутске, Шауляе и в других городах. После этого участники ВСХСОН приступили к формированию боевых групп, которые противостояли бы органам правопорядка и участвовали в свержении существующего политического строя. Огурцов подчеркивал, что ВСХСОН не будет участвовать в «дворцовых переворотах», а планирует вовлечь широкие общественные массы для воплощения национальной революции. ВСХСОН и его участники должны были сыграть в ней организационную роль.

Правда, создание боевых групп и подготовка к первым террористическим актам шли медленно, поэтому большинство членов ВСХСОН продолжали изучать и распространять самиздатовские копии работ Бердяева и Ильина. Накануне разоблачения в организации по всему Советскому Союзу состояло 28 человек, еще 30 человек являлись кандидатами на вступление. Преимущественно это были студенты и выпускники вузов. ВСХСОН долгое время не попадал в поле зрения органов государственной безопасности. О его существовании они узнали только после доноса члена ВСХСОН Петрова в начале 1967 года. Во время следствия по делу организации проходили 73 человека. Огурцова осудили на 20 лет, его ближайшим единомышленникам дали сроки от восьми до 13 лет, рядовые участники получили до семи лет лишения свободы.

Раскрытие ВСХСОН вызвало большой резонанс среди высшего партийного руководства. Глава КГБ Юрий Андропов принял меры по противодействию националистам. В результате ВСХСОН оказался последней русской националистической организацией в доперестроечном СССР, которая предпринимала попытки по свержению советской власти.

Источники:

http://www.proza.ru/2016/11/29/848
http://zen.yandex.com/media/sur3/nacionalizm-v-sovetskih-respublikah-zachem-5d9c33c81d656a00ad1ff298?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=2807455743.479.1575254056056.18939&integration=publishers_platform_yandex
http://vol-majya.livejournal.com/1651885.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector